?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Конфликт в Малайе – пример успешной борьбы демократического режима с повстанческим движением
bmpd
Андрей Фролов

В настоящее время борьба с терроризмом и экстремизмом часто приобретает формы борьбы с повстанческими движениями в классическом понимании этого слова. Опыт свидетельствует, что подобного рода противоповстанческие операции очень затратны и могут длиться продолжительный период времени, причем с весьма неясными перспективами на успех для правительственных сил. России также пришлось участвовать в различных подобных конфликтах, причем успешность этих операций также носит дискуссионный и неоднозначный характер.

В этой связи особый интерес представляют примеры успешных противоповстанческих операций. В XX веке к ним среди прочих можно отнести действия британских вооруженных сил в Малайе в ходе почти 12-летней борьбы с вооруженным коммунистическим подпольем. Боевые действия в Малайе, которая на тот момент была под протекторатом Великобритании, развернулись летом 1948 г. и продолжались до 1960 г. Интересной чертой данного конфликта является то, что в полиэтнической Малайе коммунисты находили свою поддержку у многочисленной китайской диаспоры (почти 40% от численности населения страны по состоянию на 1946 г.), в то время как силы безопасности преимущественно состояли из малайцев и британцев.

После довольно мощного вооруженного выступления коммунистов в 1948 г. и полной неготовности к нему правительства, руководством Малайи был принят комплекс чрезвычайных мер и объявлено Чрезвычайное положение (Emergency), и под этим эвфемизмом конфликт вошел в историю.

Испробовав на первом этапе конфликта классические методы борьбы с партизанами в виде зачисток, прочесывания джунглей, наращивания сил и средств, наряду с обстрелами и бомбардировками площадных целей, англичане довольно быстро поняли, что такие методы только способствуют разрастанию конфликта и не приводят к решительному результату. Подобный пример как раз разворачивался на их глазах в соседнем Французском Индокитае, где французы, не сумев совладать с Вьет-Мином на первом этапе конфликта, оказались в стратегическом тупике, который закончился сокрушительным поражением в Дьен-Бен-Фу.

По мнению англичан, залогом успеха могла бы стать эффективная полиция в каждой деревне, а также максимальное усложнение контактов местного населения с партизанами, которые получали от него информацию, пополнение, продукты питания и медикаменты. Для этого была задумана грандиозная программа переселения китайских крестьян с территорий, прилегающих к джунглям и слабо контролируемым, в т.н. «новые деревни», которые находились под круглосуточной охраной, были огорожены, и в которых был оборудован полицейский участок.

Несмотря на то, что массовое выселение (было переселено порядка 400 тыс. чел) само по себе представляется не слишком демократичной мерой, британцы ввели довольно жесткий режим в самих новых поселениях. Представляет интерес, каким образом функционировала данная система.

Продовольствие в деревнях распределялось централизовано, и на каждого жителя выделялось фиксированное количество риса – 7,5 фунтов в неделю. Рис доставлялся в деревни под охраной, и владельцы продуктовых лавок должны были вести четкий учет проданного продовольствия. В некоторых деревнях практиковалось коллективное приготовление пищи, так как в местных условиях вареный рис нельзя было хранить более суток, и таким образом передать его партизанам. Консервы при продаже прокалывались. Эти меры предпринимались для того, чтобы жители не могли выделять продукты коммунистам без риска голодать самим.

В арсенале правительственных сил питание было важным оружием. Так, если жители деревни продолжали поставлять продукты партизанам, рацион риса снижался до 5 фунтов в неделю, таким образом, в случае передачи его коммунистам, перед жителями наступала реальная перспектива голода.

Жестко проводилась политика комендантского часа. Каждый житель должен был находиться в деревне между закатом (18:00) и рассветом (6:30), а также находиться в своем доме с 22:00 до 5:30. Хотя население могло передвигаться по дорогам до 6 часов вечера, они должны были покинуть плантации (каучука, пальмового масло, фруктов, тапиоки) к 3 часам дня. Это было сделано для того, чтобы дать возможность силам безопасности устраивать засады и не быть замеченными, при этом воспользоваться несколькими часами светового дня.

В то же время, эти суровые меры поддерживались до тех пор, пока в округе продолжали находиться партизаны, то есть, в интересах населения было как можно быстрее избавиться от них, чтобы облегчить режим, и вернуться к нормальной жизни. Для этого у правительства был припасен «пряник» в виде отнесения территории, свободной от коммунистов, к «белой зоне», что автоматически восстанавливало в регионе нормальную жизнь. В то же время, появление коммунистов в ней автоматически вводило вышеупомянутые ограничения. То есть, опять-таки, население в случае появления коммунистов было более кооперабельно с властями и сообщало о всех подозрительных людях. Следует отметить, что за все время действия Чрезвычайного положения, зоны, объявленные «белыми», никогда не возвращались к ограничениям.