bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Category:

Роль военных в политике и бизнесе Алжира (ч. 2)

Глава из книги

Мир цвета хаки. Вооруженные силы в системе государственной власти / А.Д. Васильев, В.Ю. Зайцев, А.Е. Кириченко, В.В. Куделев, П.В. Топычканов; под ред. А.А. Горбунова. – М. : Центр анализа стратегий и технологий, 2011. – 208 с.

начало

Владимир Куделев


Отставка генерала Ламари

В июле 2004 г. в Алжире с официальным визитом – первым подобного рода со времени достижения Алжиром независимости – побывала министр обороны Франции Мишель Альо-Мари. На переговорах в Алжире обсуждался широкий круг вопросов военного и военно-технического сотрудничества, в том числе проведения совместных маневров, поставок оружия и содействия в области подготовки военных кадров. В ходе мероприятий с участием французского министра было обращено внимание на отсутствие начальника генштаба ННА генерала Мохаммеда Ламари. Алжирские СМИ сразу сделали вывод об его предстоящей отставке, что подтвердилось уже в августе. Тем самым Бутефлика нанес сильный удар по «французской партии».

Формально 3 августа генерал Ламари подал Бутефлике прошение об отставке, которое глава государства принял. Подача прошения мотивировалась состоянием здоровья Ламари. Известно, что он страдает от диабета и гипертонии.

Выпускник военной академии им. Фрунзе генерал Ламари возглавил генштаб ННА в 1993 г. До этого с 1992 г. он командовал специальными силами численностью до 15 тыс. человек, на которые легла основная тяжесть борьбы с терроризмом. Он принимал непосредственное участие в разработке операций по разгрому наиболее крупных бандформирований религиозных экстремистов в ходе внутриалжирского конфликта. Генерал сыграл ключевую роль в том, что алжирское государство устояло в борьбе с религиозным экстремизмом, а затем одержало над ним военную победу. Сам Ламари в этой связи утверждал, что решимость армии позволила спасти республику в Алжире. Генерал пользуется большим уважением среди военных. Имеет репутацию светского человека, сторонника республиканского строя.

Ламари – единственный среди алжирских военных, кто вплоть до отставки мог позволить себе выступления в прессе. Он неоднократно выступал с опровержениями шумных кампаний в иностранных СМИ, обвинявших ННА в том, что военные в ходе борьбы с религиозным экстремизмом якобы прибегали к расправам над мирным населением. Он анонимно выступал с анализами обстановки в стране в независимых изданиях. Он же впервые среди алжирских генералов «добровольно» принял решение об уходе в отставку.

Генерал всегда выступал против того, как Бутефлика пытался решить в Алжире проблему исламизма (исламистов – вернее, их «умеренную» часть – поддерживали многие сторонники арабского клана). В частности Ламари не верил в то, что исламисты могут быть «умеренными». Выступая в июле 2002 г. в военной академии в Шершелли, генерал подверг критике политику национального примирения, проводившуюся Бутефликой. «Если терроризм побежден в военном отношении, интегризм остается нетронутым. Вы это можете слышать на проповедях в мечетях, на телевидении, в школах», – заявил он тогда.

Ламари в качестве начальника генштаба ННА неоднократно посещал Россию. В ходе этих поездок были заключены важные контракты по линии военно-технического сотрудничества, сделавшие Алжир основным покупателем российского оружия в Африке.

Отставка генерала Ламари значительно укрепила позиции президента Бутефлики, который стал менее зависим от военной верхушки. Как представляется, постепенный отход ННА от политики – объективный процесс. Он связан с появлением нового поколения старшего офицерского состава, получившего в отличие от выходцев из АНО хорошее современное образование и выступающего в основной своей массе за постепенное самоустранение армии из политических игр. Это поколение уже продемонстрировало свое влияние, сыграв решающую роль в принятии на рубеже XX–XXI вв. решения на постепенную профессионализацию армии. Такое решение было во многом вынужденным, учитывая активную пропагандистскую деятельность исламистов в армии, особенно среди призывников, сделавшую весьма сомнительной ее надежность.

Новым начальником генштаба ННА стал генерал-майор Салах Ахмед Гаид, ранее занимавший пост командующего сухопутными войсками. Одновременно Бутефлика назначил новых командующего сухопутными войсками, генерального секретаря министерства обороны, а также командующих четырех из шести военных округов.

Дальнейшие перестановки в правительстве

В декабре 2004 г. Бутефлика отправил в отставку своего военного советника генерал-майора Мохаммеда Туати. Генерал, пользовавшийся репутацией заклятого врага исламистов, сам подал в отставку после словесной перепалки с главой государства[11]. До этого, за пять лет нахождения у власти, Бутефлике в целом удавалось строить взвешенные отношения с военной верхушкой. Во многом успех главы государства в решении этого весьма непростого вопроса был достигнут благодаря Туати. Этому военному – берберу по происхождению, «дезертиру» по пройденному пути – дали многочисленные и самые неожиданные характеристики и клички. Одна из них – Мозг – говорит сама за себя. Репутацию интеллектуала в генеральской фуражке он заработал неоднократными выступлениями в прессе с анализами политического и юридического характера. Кстати, Туати близок к оппозиционной проберберской партии светского толка – Объединению за культуру и демократию.

В начальный период внутриалжирского конфликта Туати был советником министра обороны генерала Халеда Неззара и в это время заслужил репутацию идеолога «терминаторов».

В мае 2005 г. Бутефлика произвел перестановки в правительстве страны. В частности впервые был учрежден пост министра-делегата при министре обороны (которым, напомним, является сам Бутефлика). На этот пост назначение получил представитель клана «дезертиров» отставной генерал Абдельмалек Гуэназия. Это назначение было воспринято как некая компенсация для «французской партии» после ухода Ламари.

К тому времени стало понятно, что многочисленные перестановки, проводившиеся в командовании ННА за предыдущие 15 лет, никоим образом не коснулись только трех человек: главы департамента разведки и безопасности (бывшая служба военной разведки) генерал-майора Мохаммеда Медиена, его заместителя и главы дирекции контрразведки генерал-майора Смаила Ламари и командующего жандармерией генерал-майора Ахмеда Бустилы).

В июле 2006 г. Бутефлика присвоил очередные воинские звания ряду офицеров и генералов силовых структур. Три из них получили высшие воинские звания – «корпусной генерал». Это начальник генштаба ННА Ахмед Садах Гаид, шеф военной разведки Медиен, бывший командующий жандармерией Аббас Гезайель. До них такое звание имел только один человек – бывший начальник генштаба Ламари.

Особо обратило на себя внимание продвижение Гезайеля. По данным алжирских СМИ, он оставил пост командующего национальной жандармерией в 1997 г. по собственной просьбе (занимал его с 1988 г.). С тех пор он занимался вопросами координации между генштабом и жандармерией и «никогда не прерывал связь с кругами, принимающими решения»[12]. «Его харизма, решимость бороться против терроризма и уважение, которое питают к нему как в жандармском корпусе, так и в генштабе ННА, делают его голос очень слышимым среди коллег по военному истеблишменту», – писала, в частности, газета «Либерте». Пользуется репутацией «последнего из могикан» из числа тех высших офицеров ННА, которые в начале 1992 г. принимали решение об удалении от власти Бенджедида.

Формальным отражением борьбы «французской» и «арабской» партий на более высоком уровне в период правления Бутефлики является сменяемость премьер-министров. В июне 2008 г. глава государства отправил в отставку кабинет премьер-министра Абдельазиза Бельхадема и вновь назначил на пост главы правительства Ахмеда Уяхью. Последний стал главой правительства в третий раз. Первый раз он занимал этот пост с 1996 по 1998 г., когда на посту президента АНДР находился Ламин Зеруаль, второй раз – с 2003 по 2006 г., уже при Бутефлике.

Уяхья – антипод своего предшественника. Уяхья и Бельхадем схожи только в одном: оба возглавляют пропрезидентские партии (Уяхья – НДО, Бельхадем – ФНО), которые входят в правительственную коалицию, где с ними взаимодействует исламистское Движение общества мира. В остальном Уяхья относится к «терминаторам», Бельхадем считается скрытым исламистом. Первый – бербер по происхождению, светский человек по убеждениям, второй – араб, исламо-консерватор. По взглядам на экономику Уяхья считается «рыночником», Бельхадем – сторонником командно-административной системы.

По итогам прошедших в апреле 2009 г. в Алжире президентских выборов главой АНДР в третий раз подряд стал 72-летний Бутефлика. В целом переизбрание Бутефлики продемонстрировало сиюминутную прочность алжирской политической системы и места в ней военных, однако оно чревато как минимум двумя проблемами как для правящей элиты, так и для всей страны. Во-первых, с учетом возраста президента страна в любой момент может оказаться перед необходимостью решать проблему преемственности власти, и пока у военных нет кандидата на замещение этой должности. Во-вторых, Теперь Бутефлике приходится выполнять сделанные перед выборами обещания в совершенно иных экономических условиях. Прошлые положительные результаты были достигнуты во многом за счет высоких цен на углеводороды на мировом рынке. А любое обострение и без того непростых социально-экономических проблем чревато притоком молодежи в ряды исламистских бандформирований.

Уже достаточно долгое время «французская» и «арабская» партии ведут борьбу за умы значительной по численности прослойки младших и старших офицеров, вынесших на себе основную тяжесть борьбы с религиозными экстремистами и не желающих, чтобы политики украли у них военную победу. Эта прослойка наиболее уважаема рядовым и унтер-офицерским составом армии и наиболее непредсказуема в своих возможных действиях.

На самосознание офицерского корпуса ННА в части, касающейся расширения состава «французской партии», в последние два десятилетия сильно повлиял знаменитый алжирский писатель Мохаммед Мулесехуль. Бывший подполковник спецназа ННА долгое время из-за военной карьеры скрывался под женским псевдонимом Ясмина Хадра. По мнению автора более чем 10 бестселлеров, «интегризм является проблемой сугубо мусульманской». «Только имамы, одним словом – мечеть, в состоянии сделать что-либо. Однако настоящая проблема заключается в том, что мечеть уже давно не отвечает своему призванию. Имамы превратились в куртизанов власти, – полагает он. – Только сами мусульмане могут решить эту проблему. Именно мусульманам надо показать, насколько в крови у них оказались руки. Этот интегризм был создан и поощрялся самими мусульманами. Размышления, духовность и рассудок угрожают монархиям, роскоши и тоталитаризму»[13].

Говоря о своих отношениях с французскими СМИ, Мулесехуль отмечает, что они испортились сразу после того, как он выступил с утверждениями о том, что за массовыми расправами над мирным населением стоят исламисты. «Когда вы говорите, что в Алжире убивают именно интегристы, эта истина не очень-то интересует прессу, – писал он. – Кое-кто хочет заставить людей поверить, что Вооруженная исламская группа являлась детищем армии. Я не могу молчать. Я потерял моих лучших друзей. Я терял в этой войне моих солдат». При этом он подчеркивает, что никоим образом не защищает тех людей в погонах, которые, возможно, были замешаны в делах, связанных с деньгами. «Я никогда не говорил, что армия составлена из ангелов, – подчеркнул он. – Однако я всегда говорил, что все массовые убийства без какого-либо исключения являются делом рук исламистов».

С другой стороны, отдельные сторонники «арабской партии» перешли на сторону радикальных исламистов (например, один из полевых командиров Салафистской группы проповеди и джихада (СГПД) Амари Сайфи[14], муфтий СГПД Иссам Лауар). Некоторые сторонники «арабской партии» выехали из страны и сформировали Алжирское движение свободных офицеров (АДСО).

И алжирские генералы, и политики имеют, судя по всему, особую позицию по отношению к атомному оружию. Как известно, Алжир достаточно поздно (в 1994 г.) присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Это обстоятельство позволило некоторым западным СМИ периодически выступать с обвинениями в адрес Алжира в том, что он якобы сначала создал ядерное взрывное устройство, а только затем присоединился к договору. Чтобы опровергнуть сторонников этой точки зрения, Алжир подписал дополнительный протокол к ДНЯО, который дал право МАГАТЭ проводить внезапные инспекции алжирских атомных объектов.

Командование ННА за время нахождения у власти Бутефлики четко выполнило его установку на сближение с НАТО. Алжир стал участником программы Средиземноморского диалога НАТО (другими участниками являются Египет, Израиль, Иордания, Мавритания, Марокко и Тунис), присоединился к антитеррористической операции НАТО в Средиземном море «Активные усилия». В порт Алжира на регулярной основе стали заходить боевые корабли НАТО. Ежегодно проводятся совместные учения ВМС. С 2005 г. Алжир регулярно принимает участие в ежегодно проводимых под эгидой США антитеррористических учениях типа «Флинтлок».

Военная верхушка и бизнес

Стихийная и абсолютно непрозрачная кампания первого этапа приватизации, осуществленная в конце 1980-х – 1990-х гг. по рекомендации МВФ, привела к тому, что из имевшихся в середине 1980-х гг. 460 предприятий центрального подчинения и 1600 – регионального к 2002 г. государство потеряло практически все. Большинство предприятий просто прекратило свое существование. В этом процессе выжили главным образом те из них, в советы директоров которых генералы ввели своих родственников. Еще одной «фирменной» сферой приложения интересов генералитета стали бесчисленные экспортно-импортные фирмы, которые ничего не производили, а настоящие хозяева которых наживались на спекулятивных операциях.

Данные о многомиллионных банковских вкладах и номерах счетов генералов Ларби Бельхейра, Мохаммеда Туати, Мохаммеда Медиена, Смаила Ламари в банках Швейцарии, Люксембурга, Монако, Лихтенштейна, а также о возможных источниках происхождения хранящихся на них средств (в том числе «откаты» по сделкам, связанным с закупками вооружений) содержатся на сайте АДСО[15]. Понятно, что проверить достоверность этой информации не представляется возможным.

Экономическая активность генералитета во многом облегчалась тем, что кадровые и привлеченные сотрудники службы военной разведки работали под прикрытием на всех ступеньках бюрократической иерархии министерств и ведомств, провинций, на всех крупных государственных предприятиях, в банках, страховых компаниях, СМИ. Более того, существовавший на рубеже ХХ–ХХI вв. порядок вещей (возможно, он существует и сейчас) требовал, чтобы каждое новое назначение госчиновника на пост или его продвижение по госслужбе визировалось службой военной разведки.

С появлением относительно независимой прессы алжирская военная верхушка быстро осознала важность СМИ и приспособилась к новым правилам игры на информационном пространстве. Считается, что ее интересы в той или иной мере отражает газета «Аль-Ватан».

Армия и другие силовые структуры

С приходом на пост начальника генштаба ННА генерала Салаха Ахмеда Гаида началась кардинальная реформа армии, основные принципы которой заключались в постепенном отказе от «советской» структуры соединений и воинских частей, модернизации и закупке новых вооружений и военной техники, переходе на частично контрактный принцип комплектования, укреплении связей с НАТО. Однако в последние годы начальник генштаба утратил ряд прерогатив, которыми сейчас занимаются министр-делегат при министерстве обороны генерал Абдельмалек Гуэназия (в частности он курирует жандармерию) и генеральный секретарь министерства обороны генерал-майор Ахмед Сенхаджи.

Развитие ННА нельзя рассматривать в отрыве от неразрывно связанных с военной верхушкой алжирских спецслужб, в частности национальной жандармерии, службы военной разведки и генеральной дирекцией службы национальной безопасности (DGSN – полиция), поскольку постоянно проходила ротация генералов и старших офицеров между этими четырьмя структурами. Так, в высшем командном составе жандармерии всегда были сильны позиции «французской партии» – сменявшие друг друга за 35 лет существования жандармерии три командующих этой структуры были когда-то «дезертирами».

Службу военной разведки в разное время возглавляли (возглавляет) известные сторонники «французской партии» генералы Мохаммед Медиен (Тауфик) и Смаил Ламари (скончался в августе 2007 г.). Дважды эту службу возглавляли бывшие муджахидины Лахаль Айят и Мохаммед Бетчин, но они, как считается, были связаны с «французской партией» по ряду причин, в том числе и материального свойства.

DGSN обрела удивительную стабильность руководства после переворота 1965 г. – за 22 года у ее руля были всего два «капитана». С 1965 по 1977 г. службу возглавлял бывший офицер АНО Ахмед Драа, с 1977 по 1987 г. – Хеди Хедейри. Последний фактически повторил путь «дезертиров» – примкнул к освободительному движению в 1961 г. после возвращения из Франции, где он учился в одном из университетов. Хотя DGSN формально входит в структуру МВД, ее генеральный директор с 1965 г. представляет доклады непосредственно главе государства, а значит, и может в определенной степени влиять на него. С 1994 г. и вплоть до 2010 г. этой службой руководил назначенец Ламина Зеруаля Али Тунси – выходец из службы военной разведки. Назначение Тунси означало фактический перевод под контроль военных этой некогда достаточно автономной спецслужбы. Сейчас ее численность составляет 200 тыс. человек[16].

Таким образом, с 1994 г. под контролем военной верхушки находились три основных спецслужбы страны. «Под президентом» остались лишь так называемые параллельные спецслужбы, но они не имели тех масштабов работы, которые были характерны для указанной тройки.

Военная доктрина Алжира и борьба с терроризмом

Алжирская военная доктрина определяет в качестве наиболее вероятного противника Марокко. Она также не исключает возможности участия в военном конфликте с Израилем. Не исключается и возможность вооруженного конфликта с Ливией, у которой есть территориальные претензии к Алжиру. В качестве союзников рассматриваются прежде всего некоторые арабские страны. Предусматривается поддержка национально-освободительных движений, к каковым АНДР относит в частности базирующийся на территории страны Фронт ПОЛИСАРИО.

Основная группировка войск ННА находится на западе страны близ границы с Марокко. Боевые части ННА регулярно привлекаются к участию в антитеррористических операциях. По взглядам военно-политического руководства Алжира, ННА имеет две функции: внешнюю и внутреннюю.

При реализации внешней функции военная доктрина обязывает ННА быть готовой отразить нападение с запада. При этом об особенностях оперативной и боевой подготовки ННА можно судить по типовому учению, проведенному в апреле 2007 г. с 8-й танковой дивизией, дислоцированной на западе Алжира у границы с Марокко. Согласно замыслу учения (маневры подобного рода проводятся ежегодно) условный противник нарушил границу Алжира, атаковал позиции алжирских войск и потеснил их. Чтобы восстановить положение и отбросить противника, командование ННА бросило в контратаку части танковой дивизии, на вооружении которой находились танки советского производства Т-72. Учение проводилось с боевыми стрельбами[17].

Внутренняя функция выполнялась последние два десятилетия главным образом путем участия ННА в борьбе с терроризмом. Именно благодаря алжирским военным властям АНДР удалось одержать фактически военную победу над исламистскими бандформированиями[18].

Во внутриалжирском противостоянии можно выделить три этапа. На первом (1992–1994 гг.) армия и спецслужбы находились на положении обороняющихся. В этот период исламисты пользовались определенной поддержкой некоторых категорий населения, что придало внутриалжирскому противостоянию оттенок гражданской войны и предопределило в конечном итоге длительность конфликта по времени. Главной задачей силовиков в первые годы конфликта была защита жизненно важных объектов и элементов инфраструктуры.

Для координации действий силовых структур был создан специальный межведомственный комитет во главе с начальником генштаба ННА генералом Ламари. Решения комитета были обязательны для исполнения всеми силовыми структурами. Постепенно произошло своеобразное «разделение труда» между силовыми структурами: в городах в основном действовали полицейские подразделения, в пригородных зонах и сельской местности – национальная жандармерия, а в горах и лесных массивах – подразделения ННА. Приобретенный опыт и проведенные организационно-технические мероприятия позволили ННА и другим силовым структурам перейти в контрнаступление.

На втором этапе (1995–1997 гг.) упор был сделан на проведение широкомасштабных войсковых операций по вытеснению исламистских бандформирований из зон, в которых они «окопались». В итоге алжирским силовикам удалось вырвать из-под контроля исламистов ряд районов, оказавшихся к тому времени под их влиянием, и локализовать очаги сопротивления противника. В значительной мере этому способствовало то, что военные стали все более широко использовать так называемые отряды местной самообороны, бойцы которых хорошо знали особенности своих районов и местность в районе боев. С 1996 г. действия вооруженных формирований исламистов стали носить ограниченный характер.

С 1998 г. начался третий этап подавления исламского экстремизма, который продолжается по настоящее время. Его основной чертой является уничтожение небольших по численности исламистских бандформирований, укрывающихся, как правило, в труднодоступных местах. В начале этого этапа в ННА была введена упрощенная процедура принятия решений на применение силы, что сыграло важную роль в деле борьбы против небольших мобильных группировок. Однако с приходом к власти в 1999 г. Бутефлики самостоятельность военных в части принятия решений на применение силы была ограничена.

С конца 1990-х гг. войсковые операции стали проводиться, как правило, при совпадении разведывательных данных, полученных от различных источников, включая допросы пленных и перебежчиков. Широкое применение нашли средства воздушной разведки, в том числе беспилотные летательные аппараты.

Руководство войсковыми операциями во многих случаях осуществлялось не с земли, а со специальных воздушных командных пунктов. Нередко боевые действия организовывались в ночных условиях. Кроме войсковых операций, алжирские силовики проводили многочисленные специальные мероприятия. Причем наиболее часто устраивались засады. Одной из главных целей спецопераций было физическое устранение «эмиров» – полевых командиров исламистских бандформирований.

Примерно c февраля 2004 г. проявились первые положительные результаты налаживания взаимодействия между Алжиром и США в борьбе с терроризмом. Так, алжирские военные стали пользоваться разведданными, получавшимися с американских разведывательных спутников[19]. Они также получили большую партию американского оружия и спецсредств, включая приборы ночного видения. До этого США долгое время фактически придерживались эмбарго на поставки оружия Алжиру.

В августе 2007 г. в связи с перегруппировкой формирований «Аль-Каиды» в странах исламского Магриба» (АКМ) командование ННА приняло ряд решений, касавшихся повышения уровня координации между командованиями военных округов. В частности с 5 августа начало функционировать «координационное командование», призванное согласовывать действия войск 4-го и 5-го военных округов на территории провинций Тебесса, Хеншелла, Батна, Бискра и Эль-Уэд. До этого командиры войсковых частей одного округа не стремились к преследованию бандформирований в случае, если они в ходе антитеррористических операций «перебегали» на территорию другого округа[20].

С сентября 2008 г. поступление новых видов вооружений и боевой техники позволило ННА впервые прибегнуть к новой для нее форме ведения боевых действий против формирований АКМ. Это выразилось в массированном применении в ночных условиях боевых вертолетов, оснащенных управляемыми ракетами класса «воздух-земля». В течение месяца ночные удары с воздуха были нанесены по семи предполагаемым районам базирования исламистских бандформирований в труднодоступных зонах центра и на востоке страны[21].

О военно-техническом сотрудничестве России и Алжира

Алжир традиционно был крупнейшим покупателем оружия и военной техники в СССР. Несмотря на неоднократные заявления о намерении диверсифицировать источники получения оружия, Алжир так и остался одним из основных партнеров России по линии ВТС. Это произошло, во-первых, потому, что с началом внутриалжирского конфликта и вплоть до терактов 11 сентября 2001 г. в США ряд западных стран установил негласное эмбарго на поставки оружия в АНДР. Во-вторых, в клане «терминаторов» всегда заметную роль играли генералы–выпускники советских военных вузов, которые отдавали предпочтение советским и российским вооружениям.

Тем не менее с 1992 по 2000 г. Алжир заключил со странами Европы контракты на поставки вооружений и военной техники на сумму 1,4 млрд долл. За этот же период в страну из Европы поступили вооружения на сумму 1,3 млрд долл.[22] При этом в связи с эмбарго нередко использовалось посредничество третьих стран.

В марте 1999 г. было подписано российско-алжирское соглашение о ВТС. Заметный импульс развитию двусторонних связей придали визиты в Москву в ноябре 2000 г. и в мае 2002 г. начальника генштаба ННА корпусного генерала Ламари. В ноябре 2001 г. было подписано соглашение о сотрудничестве между военными ведомствами РФ и Алжира. Наиболее крупные поставки российских вооружений пошли с начала 2000-х гг. В этот период были закуплены 22 фронтовых бомбардировщика Су-24МК, четыре самолета-заправщика Ил-78, 42 транспортных вертолета Ми-171Ш, другая техника.

Самый мощный импульс развитию ВТС между двумя странами придал состоявшийся в марте 2006 г. визит в АНДР президента РФ Владимира Путина. Незадолго до визита, а также во время пребывания российского президента в Алжире были подписаны контракты на общую сумму в 7,5 млрд долл. Они касались в частности поставок истребителей Су-30МКИ(А) (28 единиц) и МиГ-29СМТ/УБТ (34), учебно-тренировочных самолетов Як-130 (16), ЗРС С-300ПМУ (четыре дивизиона), ЗРПК «Панцирь-С1» (38), танков Т-90СА (185), модернизации имевшейся у Алжира военной техники.

С поставкой истребителей МиГ-29 возник скандал, поскольку в начале 2008 г. Алжир денонсировал сделку, хотя 15 машин были уже поставлены. Алжирские военные были недовольны тем, что при сборке самолетов использовались бывшие в употреблении комплектующие. В 2010 г. Алжир принял решение закупить дополнительно 16 истребителей Су-30МКИ(А).

«Американская партия»

За время, прошедшее после достижения Алжиром независимости, первоначально командование ННА имело решающее влияние на принятие решений в сфере политики и экономики. Однако в последнее десятилетие степень этого влияния на дела в стране постепенно уменьшалась. Этот процесс ускорился с приходом к власти в 1999 г. Бутефлики. Тем не менее пока нет признаков того, что этот процесс стал необратимым.

Дальнейшее развитие ННА как военной организации, а также то, в какой степени военная верхушка будет участвовать в формировании внутренней и внешней политики Алжира, во многом зависит от трех обстоятельств:


  • кто будет преемником Бутефлики на посту главы государства;

  • кто сменит 75-летнего генерала Гаида на посту начальника генштаба ННА;

  • а также в какой мере Бутефлика и его возможный преемник будут реализовывать курс на превращение Алжира в региональную военную державу.


Что касается ВТС между Россией и Алжиром (в этой сфере достаточно много будет зависеть от мнения алжирских военных), можно констатировать, что за последние годы АНДР стала вторым партнером РФ после Индии. Похоже, что тенденция на расширение этого сотрудничества сохранится и на ближайшую перспективу. Теперь, как представляется, настало время и для развития военного сотрудничества. Тем более что и у России, и у Алжира есть чем поделиться, особенно в части опыта проведения антитеррористических операций.

Можно констатировать, что в подтверждение выдвинутого выше тезиса о неоднородности «французской партии» из нее выделилась и оформилась «американская партия», которая, равно как и Вашингтон, тут же сделала крен в сторону «умеренных» исламистов. Судя по всему, новую партию негласно возглавил Бельхейр, но она пока не достигла уровня «французской партии» по степени влияния. Как писала в этой связи алжирская газета «Матэн», внутренняя «политическая турбулентность огромной амплитуды» и «ужасающий» терроризм в 1990-е гг. не только «практически поставили нашу страну на колени», но и значительно уменьшили степень влияния Франции и России на алжирские власти, одновременно увеличив американское влияние на принимающие решения центры. При этом «франко-русская ось потеряла большинство из своих прежних ставленников в пользу англо-американской оси»[23].




[11] Куделев В.В. О ситуации в Алжире (ноябрь–декабрь 2004 г.) // www.iimes.ru, 13.01.2005 г.
[12] Куделев В.В. Ситуация в Алжире: июль 2006 г. // www.iimes.ru, 08.08.2006 г.
[13] Куделев В.В. Ситуация в Алжире: декабрь 2009 г. // www.iimes.ru, 13.01.2010 г.
[14] Боевой псевдоним Амари Сайфи – Абдерраззак Пара. Использование слова «Пара» в боевых псевдонимах ряда полевых командиров в алжирских реалиях говорит о том, что носитель этой клички ранее проходил службу в парашютно-десантных войсках.
[15] www.anp.org.
[16] Куделев В.В. Ситуация в Алжире: май 2006 г. // www.iimes.ru, 07.06.2006 г.
[17] Куделев В.В. Ситуация в Алжире: апрель 2007 г. // www.iimes.ru, 05.05.2007 г.
[18] Если в начале внутриалжирского конфликта по состоянию на середину 1992 г. в бандформированиях Исламской армии спасения (вооруженное крыло Исламского фронта спасения), Вооруженной исламской группы и других насчитывалось до 2000 человек, к 1994 г. их численность возросла до 20 тыс. человек. Благодаря действиям алжирских силовиков за период с 1992 по 2001 г. были уничтожены до 17 тыс. боевиков. См.: Куделев В.В. Ситуация в Алжире: ноябрь 2006 г. // www.iimes.ru, 07.12.2006 г.
[19] Куделев В.В. О политической ситуации в Алжире: февраль 2004 г. // www.iimes.ru, 17.03.2004 г.
[20] Liberte, Alger. 06.08.2007 г.
[21] Куделев В.В. Ситуация в Алжире: сентябрь 2008 г. // www.iimes.ru, 18.10.2008 г.
[22] Юрченко В.П. О военно-техническом сотрудничестве арабских стран с европейскими государствами // www.iimes.ru, 17.06.2003 г.
[23] Бабкин С.Э. Религиозный экстремизм в Алжире – М.: Институт изучения Израиля и Ближнего Востока, 2001 г.
Tags: Алжир, ЦАСТ, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment