bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Categories:

Бывший посол России во Франции о контракте на универсальные десантные корабли типа Mistral




На сайте журнала «Россия в глобальной политике» опубликован фрагмент мемуаров бывшего Чрезвычайного и полномочного посла России во Франции (в 2008–2017 годы) Александра Орлова об истории с заказом для ВМФ России во Франции двух универсальных десантных кораблей типа Mistral.




Построенные для России во Франции десантные вертолетные корабли-доки "Севастополь" (на переднем плане) и "Владивосток"  типа Mistral у стенки судостроительного предприятия STX France. Сен-Назер, 15.05.2015 (с) nomistralsforputin.com


АЛЕКСАНДР ОРЛОВ

Российский дипломат, кандидат исторических наук. Чрезвычайный и полномочный посол России во Франции (2008–2017).

ГЛАВА X ИЗ КНИГИ АЛЕКСАНДРА ОРЛОВА «ПОСОЛ В ПАРИЖЕ. ВОСПОМИНАНИЯ»

Проблемы с контрактами на сооружение военных кораблей во Франции бывали и раньше. Наиболее свежий пример – эпопея с постройкой по заказу России вертолётоносцев «Мистраль». Сделка сорвалась, но тогда именно Париж отказался от неё на самом последнем этапе – под давлением Вашингтона. В издательстве «Эксмо» выходят воспоминания Александра Орлова, многолетнего посла России во Франции. С любезного разрешения издательства публикуем главу из книги, в которой автор как раз описывает историю 2010-х годов.

Один из важных вопросов, которым мне пришлось заниматься в Париже в качестве посла, касался сделки по «Мистралям».

Всё началось с визита делегации ВМФ России на выставку «Евронаваль» в Ле­ Бурже в октябре 2008 года. Делегацию возглавлял главком ВМФ России адмирал Владимир Высоцкий, которому была представлена модель универсального десантного корабля­-вертолетоносца (УДКВ) типа «Мистраль». Поскольку российский флот не имел кораблей подобного класса, адмирал Высоцкий по возвращении в Москву предложил президенту Медведеву приобрести во Франции два корабля этого типа. Переговоры начались в январе 2009 года. Они были очень сложными, поскольку речь шла о первом контракте такого рода между Россией и одной из стран НАТО. Сначала было необходимо провести тендер, а затем подписать межправительственное соглашение об условиях сотрудничества. В тендере участвовали четыре страны: Нидерланды, Испания, Южная Корея и Франция. Франция была представлена консорциумом, образованным группой DCNS, судоверфями STX в Сен-Назере и российской судостроительной корпорацией ОСК. В телефонном разговоре 24 декабря 2010 года президент Дмитрий Медведев сообщил президенту Франции Николя Саркози о том, что тендер был выигран франко-­российским консорциумом.

Надо сказать, что этот выбор был прежде всего политическим. Хотя технологически французский корабль был интереснее и современнее других конкурентов, его цена была самой высокой. Я считаю, что решающим фактором стало то, что с Францией у нас уже было сотрудничество в области военной промышленности, в частности, в области аэронавтики и сухопутных войск, сотрудничество, которого у нас не было ни с одной другой западной страной. Это сотрудничество в весьма чувствительной для каждой из стран области было подготовлено сотрудничеством в космосе, после подписания соответствующего соглашения в ходе исторического визита генерала де Голля в СССР в 1966 г., приведшее спустя тридцать лет к созданию между «Ариан Эспас» и «Роскосмосом» компании «Старсем», которая до конца 2016 года имела монополию на пуски российской ракеты­носителя «Союз» как с космодрома Куру во французской Гвиане, так и с Байконура.

Были и другие соображения политического характера. Во время своей избирательной кампании Николя Саркози посетил верфи Сен­-Назера, чей портфель заказов в то время был пуст, и пообещал, что даст им работу. Подписывая контракт с Францией, Дмитрий Медведев, безусловно, хотел сделать дружественный жест в адрес Николя Саркози, чтобы отблагодарить его за помощь в урегулировании конфликта с Грузией в августе 2008 года. Николя Саркози не преминул напомнить о своём предвыборном обещании перед рабочими верфи Сен-­Назер в день подписания межправительственного соглашения о сотрудничестве в области строительства УДКВ типа «Мистраль» 25 января 2011 года. Это соглашение, которое можно по праву характеризовать как историческое, было подписано в присутствии заместителя председателя правительства Российской Федерации Игоря Сечина и государственного министра, министра обороны Французской Республики Алена Жюппе.

Подписав соглашение, правительства двух стран поддержали строительство двух УДКВ во Франции и двух УДКВ в России. В совместном коммюнике обе стороны выразили удовлетворение по поводу упомянутого проекта, самого крупного из когда­либо реализованных между Россией и западной страной в этой области. «Его осуществление гарантирует создание многочисленных рабочих мест для российских и французских компаний и открывает новые перспективы сотрудничества между Францией и Россией», – подчёркивалось в коммюнике. И действительно, в течение двух лет, с 2012 по 2014 г., российский контракт был практически единственным, которым занимались рабочие верфей Сен­-Назера.

После подписания межправительственного соглашения стороны приступили к подготовке коммерческого контракта между операторами DCNS и Рособоронэкспортом. И тут возникли новые трудности. «Дьявол кроется в деталях», – говорит известная поговорка. Переговоры по контракту стали её прекрасной иллюстрацией. В то время как российская сторона считала, что цена передачи технологии включена в общую цену контракта, французская сторона настаивала на необходимости платить за передачу технологии отдельно. Пришлось ещё раз вернуться на уровень российского вице-­премьера Игоря Сечина и начальника личного штаба президента Французской Республики генерала Бенуа Пюга, чтобы попытаться справиться с этой проблемой. В итоге она была решена в пользу Франции во время встречи Дмитрия Медведева и Николя Саркози 26 мая 2011 г. на полях встречи «Большой восьмёрки» в Довиле.

Окончательный контракт был подписан 17 июня 2011 г. в присутствии президента Дмитрия Медведева на полях Петербургского международного экономического форума. Он предусматривал строительство двух УДКВ «Владивосток» и «Севастополь» на верфях Сен-­Назера и строительство двух УДКВ на верфях Санкт­-Петербурга. Распределение объёмов постройки четырёх кораблей устанавливалось в следующей пропорции: 20, 40, 60 и 80 процентов. Если на долю верфей Санкт-­Петербурга в постройке первого корабля приходилось 20 процентов объёма работ, то последний корабль этой серии планировалось построить на 80 процентов в России. Первый УДКВ «Владивосток» должен быть построен за 36 месяцев, второй, «Севастополь», следовало поставить после 48 месяцев работы. Первый УДКВ заложили в феврале 2012 года.

УДКВ, предназначенные для России, не были точной копией «Мистралей». Учитывая их возможную эксплуатацию в Северном Ледовитом океане, их корпуса были укреплены, чтобы колоть лед. Ещё одна модификация коснулась отсеков, предназначенных для размещения вертолётов: поскольку российские вертолёты Ка-­29 и Ка-­52 крупнее французских, эти отсеки пришлось увеличить. Россия также заказала четыре судоходные баржи и два катамарана, которые находятся внутри корабля и предназначены для высадки войск. Общая стоимость заказа двух УДКВ составила 1,2 млрд евро. В эту цену были также включены расходы на обучение экипажа и передачу технологий.

Надо сказать, что с самого начала этот контракт подвергся критике со стороны части военных, и особенно промышленников России, которые говорили, что вместо того, чтобы размещать этот заказ во Франции, мы могли бы вложить эти деньги в развитие судостроительной промышленности в самой России. Но поскольку, как выяснилось, строительство кораблей такого класса на российских верфях заняло бы больше времени и было бы дороже, полемика была закрыта.

Таким образом, строительство кораблей шло в соответствии с установленным графиком. В июне 2014 г. два экипажа, по двести человек в каждом, прибыли в Сен-­Назер для обучения эксплуатации новых кораблей. Они оставались в Сен-­Назере до 19 декабря 2014 года. Полгода российские моряки жили в Сен-­Назере и оставили о себе самые лучшие воспоминания.

Если с промышленной точки зрения всё шло хорошо, в политическом плане вопрос о поставке «Мистралей» стал «занозой» для нового президента Франции Франсуа Олланда, который не обладал такой же решимостью и твёрдостью, как его предшественник.

С самого начала недоброжелатели России критиковали решение президента Саркози передать «Мистрали» России под предлогом того, что она якобы собиралась использовать их для нападения на своих соседей, прежде всего страны Балтии и Грузию. Учитывая наличие сухопутных границ между Россией и этими странами, использование УДКВ против их территорий с военной точки зрения было бессмысленным. Эти корабли предназначались для российского флота в Тихом океане, где у нас большие морские рубежи. Место для размещения военно­морской базы для «Владивостока» и «Севастополя» было выбрано на берегу Тихого океана, недалеко от Владивостока, и у наших французских партнёров уже были заказаны планы дебаркадеров.

После событий на Украине и возвращения Крыма в состав России давление на президента Франсуа Олланда усилилось. В июле 2014 г. я получил указание от президента Владимира Путина встретиться с президентом Франсуа Олландом и сказать ему, что если поставка заказанных и оплаченных Россией УДКВ создаёт для Франции проблемы, она может оставить их у себя и вернуть России уже уплаченные деньги без каких­либо штрафов. При этом две страны останутся друзьями. Меня принял президент Олланд, которому я передал послание президента. Выслушав меня, он заявил, что благодарит президента Путина за его деликатность и внимание, но Франция подписала контракт и выполнит его. «Франция держит своё слово», – подчеркнул президент.

Я передал ответ президента Олланда Владимиру Путину, и вопрос считался закрытым до 15 декабря, когда Франсуа Олланд, вероятно, под сильным давлением со стороны американцев, заявил, что Россия не выполнила условий для прекращения военных действий на востоке Украины и что по этой причине УДКВ не могут быть ей поставлены. Всё, однако, уже было готово, и даже пригласительные билеты на церемонию их передачи России были напечатаны и отправлены российской стороне. Это был всего лишь один из примеров непоследовательности президента Франсуа Олланда в его отношениях с Россией.

К счастью, в коммерческом плане эта сделка имела благоприятную развязку и обе стороны оказались в выигрыше. Оба корабля были проданы Египту. Египет закупил у России вертолёты для купленных УДКВ, а Франция возместила России все деньги, которые она заплатила во исполнение контракта.


Tags: mistral, Россия, УДК, Франция, военно-техническое сотрудничество, десантные корабли, мемуары, политика, судостроение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 281 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →