bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Categories:

Конфликт интересов тормозит российско-индийскую сделку о поставке вертолётов Ка-226Т

Вертолёты Ка-226Т составляют конкуренцию амбициозной программе индийской государственной авиастроительной компании Hindustan Aeronautics Limited (HAL), в рамках которой были спроектированы лёгкие многоцелевые вертолёты Light Utility Helicopter (LUH) для вооружённых сил Индии. Налицо конфликт интересов между индийским предприятием и российским холдингом «Вертолёты России», с которым HAL сотрудничает в рамках совместного предприятия Indo-Russian Helicopters Limited (IRHL), пишет индийский журналист Винай Шукла.


Ka-226T-min-900x

Легкий многоцелевой вертолет Ка-226Т (с) АО «Вертолеты России»




В декабре 2014 года президент России Владимир Путин выдвинул предложение о поставке Индии 200 вертолётов Ка-226Т во время первого саммита с премьер-министром Индии Нарендрой Моди в Нью-Дели. Шестьдесят вертолётов предполагалось поставить напрямую из России, а еще 140 — собрать на территории Индии в рамках программы Make in India, реализуемой правительством «Национально-демократического альянса» (НДА) во главе с «Бхаратия Джаната парти» (БДП).

Учитывая, что правительство Индии было нацелено на привлечение частных компаний в военно-промышленный комплекс, в августе 2015 года структурное отделение возглавляемой Анилом Амбани частной группы Reliance Group, специализирующееся на продукции военного назначения, согласовало с российской стороной сделку стоимостью 6000 кроров рупий (925 млн долл.). Потенциальный проект включал в себя поставку 197 вертолётов для армии и ВВС Индии. Совет по оборонным закупкам, возглавляемый министром обороны Индии Манохаром Паррикаром, также подтвердил, что в рамках проекта будет осуществлён трансфер технологий.

Однако после комплексной проверки российская сторона обнаружила, что Reliance Group Анила Амбани не является финансово устойчивой компанией и, по имеющимся сведениям, запрашивала гарантии со стороны правительства Индии. Анил Амбани входил в делегацию представителей деловых кругов, которая сопровождала премьер-министра Моди во время его визита в Москву в декабре 2015 года.

В рамках данного визита с целью продвижения сделки было заключено межправительственное соглашение, хотя и существовала указанная выше проблема с индийским участником совместного предприятия. Отчасти это обусловлено тем, что российская сторона была настроена на развитие сотрудничества с HAL, зарекомендовавшей себя надёжным партнёром за десятилетия взаимодействия.

В результате, совместное предприятие Indo-Russian Helicopters Ltd (IRHL) было создано в 2017 году. Доля HAL составила в нем 50,5 %, доля холдинга «Вертолёты России» — 42 %, а доля Рособоронэкспорта — 7,5 %.

В соответствии с поступавшими ранее сообщениями российских СМИ, первоначальные условия сделки подразумевали трансфер до 50 % технологий, включая основные элементы конструкции, лопасти несущего винта, шасси, ключевые металлические детали.

Однако вертолёты Ка-226Т стали конкурентами для программы HAL по созданию легкого вертолета Light Utility Helicopter (LUH) для вооружённых сил Индии.

На полях выставки международной авиационно-космической выставки Aero India 2021, проходившей в Бангалоре в феврале нынешнего года, управляющий директор HAL Шри Р. Мадхаван сделал заявление о сотрудничестве по Ка-226Т. По его словам, доля российских компонентов при производстве вертолёта в рамках трансфера технологий составит от 27 до 33 %. Также он отметил, что первоначальное российское предложение о локализации компонентов на уровне 62 % было отклонено, так как в соответствии с требованиями тендера, уровень локализации должен составлять 70 %.

«Когда мы говорим о сделке по Ка-226Т с локализацией на уровне 70 %, не стоит сравнивать эту сделку с кейсом лёгкого многоцелевого истребителя LCA c локализацией на уровне 52 %. Подразумевается, что 70 % будут не российского производства. Но двигатели производства Safran и авионика, поставляемая другими странами, не учитываются при данном подсчёте. Если говорить о производстве вертолёта, в целом, доля российских компонентов составит от 27 до 33 %» — ответил Р. Мадхаван на вопрос издания "The Hindu" во время выставки Aero India.

В феврале 2020 года агентство ТАСС сообщило, что дорожная карта по локализации производства и решение об обучении индийских летчиков были согласованы в ходе выставки DefExpo в Лакхнау.

Комментируя заявления управляющего директора HAL, источники в индийском ВПК в Бангалоре сообщили следующее: «HAL ведёт двойную игру. С одной стороны, как партнёр российской стороны по IRHL она заинтересована в успешной сделке. Во время обсуждений с «Вертолётами России» и министерством обороны представители компании выражают готовность обеспечить рост уровня локализации с 62 до 70 %. В то же время HAL как независимый производитель вертолетов хочет продемонстрировать, что, при общем уровне локализации в 52 % доля компонентов индийского производства в легком истребителе национальной разработки LCA выше, чем в вертолете Ка-226Т с 62-процентным уровнем локализации (или даже 70-процентным)».

«Так или иначе, под давлением со стороны армии министерство обороны заключит на контракт на 200 вертолётов в этом году», — утверждают источники.

Высокопоставленный индийский дипломат в отставке, участвовавший в подписании межправительственного соглашения, заявил, что данное соглашение было первым в рамках программы Make in India. По причине бюрократических проволочек и меняющихся установок сделка откладывалась и не приносила никаких результатов, невольно спровоцировав затруднительную ситуацию.


Tags: ВПК, Индия, Ка-226, Россия, авиация, вертолеты, военно-техническое сотрудничество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments