bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Category:

Заместитель директора ЦАСТ о военно-техническом сотрудничестве с Пакистаном




Можем ли мы потерять индийский оружейный рынок из-за Пакистана? Чем сам Пакистан нам интересен как покупатель наших систем вооружения? Об этом «МК» рассказал заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ), один из авторов недавно вышедшей книги «Пакистан: за рамками стереотипов» Константин Макиенко.


D2K07fMW0AcAh1r

Боевой вертолет Ми-35М пакистанской армейской авиации на военном параде в честь Дня Пакистана 23.03.2019 (с) XainSheikh.com




- Россия давно и активно продает Индии оружие. Не так давно подписан контракт на поставку Дели наших С-400, чему всячески пытались помешать США. И вот теперь мы начинаем торговать фактически с индийским противником – Пакистаном. Нет ли здесь конфликта интересов? Если мы будем торговать Пакистаном, не потеряем ли мы Индию?

- Москва всегда очень внимательно следила за соблюдением индийских интересов. По крайней мере, до тех пор, пока Россия оставалась привилегированным партнером Индии в области закупок вооружений. Именно поэтому до 2014 года Пакистан вообще отсутствовал в списке государств, с которыми у нас разрешено военно-техническое сотрудничество.

Что же касается Индии, то она в плане покупки вооружений всегда была открытой страной и диверсифицировала оружейный импорт. Она и раньше, еще во времена СССР, покупала оружие не только у нас, но и во Франции, Германии, Великобритании. Но СССР, а затем Россия была первой из равных. Однако, начиная с 2008 года, Индия совершенно очевидно взяла курс на расширение закупок вооружений в Соединённых Штатах. Именно США, а не Россия стали теперь привилегированным партнером Индии по ВТС. У нас очень любят говорить о каком-то российско-индийском «стратегическом партнерстве». Это самообман. Стратегическим партнером Индии являются США, а Россия воспринимается в Индии как слабеющая и дряхлеющая держава, апогей влияния которой в мире остался в далеком прошлом, а относительная мощь - неуклонно сокращается.

За последние десять-тринадцать лет Россия потерпела на индийском рынке серию болезненных неудач. Индийцы «прокатили» нас на нескольких серьезных оружейных тендерах. Вместо вертолетов Ми-26 они взяли американские военно-транспортные вертолеты Chinook. Вместо боевых Ми-28Н купили американские Apache. На тендере по истребителям французский Rafale выиграли у МиГ-35. Французы, конечно, и у других участников тендера выиграли, но нас-то интересует то, что наше предложение с МиГ-35 проиграло.

Индия купила еще и американские средние военно-транспортные самолеты Hercules и С-17. Но справедливости ради, замечу, что в сегменте военно-транспортной авиации нам нечего было предложить из-за полной деградации ильюшинского КБ, которое превратилось не просто в труп, а в мумифицированный труп.

- Возникает вопрос: такой выбор у индийцев связан исключительно с политикой, или все-таки техническая сторона вопроса была важней? Может, наше оружие было просто хуже американского или французского?

- Понятно, что американские вооружения весьма неплохие. Тот же Apache - очень добротный вертолёт, который участвовал во многих военных конфликтах. Однако преимущества американского вооружения, впрочем, как и любого западного, становятся менее очевидны, если учесть их чудовищную стоимость. Кроме того, США никогда не передают даже своим ближайшим союзникам никаких более-менее серьезных технологий. По критерию эффективность-стоимость российское вооружение по-прежнему вне конкуренции.

- Плюс, наверное, ещё их недешевое послепродажное обслуживание?

- Очень дорогое! Их обслуживание безумно дорогое. Когда нам говорят, что российское послепродажное обслуживание могло бы быть лучше, то скажу так: если за российский сервис индийцы готовы платить нам такие же деньги, которые они платят Западу, тем же американцам, то наш сервис тоже станет очень даже неплохим.

А что касается приоритетных закупок Индией американского вооружения, то там преимущественную роль играют все-таки политические факторы.  В это время, как раз примерно с 2008 года, активно происходило сближение Индии и СЩА на антикитайской основе. Вообще у Дели и Вашингтона был такой «медовый месяц» во взаимоотношениях. Индийцы тогда всерьез надеялись, что США, сами предложат им, например, свои атомные подводные лодки. Это было очень похоже на то, что у нас происходило в 1991-м году, когда в России все обожали американцев. Мы тогда ещё не понимали, что американцы никого не признают в качестве равных себе партнеров. Для них существуют только вассалы, но не партнеры.

- Надо понимать, «медовый месяц» у индийцев с американцами закончился?

- Заканчивается. Там теперь складываются гораздо более прагматичные отношения. Но здесь что важно понимать? Да, Индия - суверенная страна, имеет полное законное право покупать вооружение там, где она желает. Но и Россия – суверенная страна. Она тоже резервирует за собой право продавать вооружение тем странам, которые готовы и хотят его купить.

- А Пакистан хочет?

- Пакистан не просто хочет, он очень заинтересован в закупках российских вооружений. Вообще пакистанцы ещё со времен Афганской войны прониклись глубоким уважением и где-то даже любовью к российскому, тогда ещё советскому вооружению. Они увидели и поняли, что российское оружие в мирное время, возможно, кажется не таким «комфортными», удобными, как американское. Но во время войны этот, якобы, недостаток не принципиален. Принципиальны уже другие, конкретно – боевые качества. А есть у тебя кондиционер, или нет, сколько коек в каюте или кубрике – это уже не так важно.

Так вот, пакистанцы любят российское вооружение и глубоко его уважают, потому что они его все плюсы почувствовали, как говорится, на своей шкуре.

- Когда они могли его почувствовать? Вы говорите об Афганской войне?

- Да. Они тогда прекрасно смогли оценить его эффективность. Ну, не они сами, а их клиенты-моджахеды. Да и пакистанцы, чего уж теперь скрывать, по тем же тропам явно ходили. Короче говоря, они там видели, как в боевых условиях работает советское вооружение. Вот потому они его очень ценят.

Кроме того, у Пакистана очень тяжёлая ситуация. В том смысле, что у них сейчас очень ограниченный круг источников покупки вооружений – это Китай и отчасти Турция. Китай – их стратегический партнер, союзник. Но пакистанцы – люди гордые, и такой сильной односторонней зависимости от Китая они не хотят. А диверсифицировать им некуда, так как американцы и европейцы оружия им не продают, а Турция пока не может закрыть пакистанские потребности по всей номенклатуре вооружений. Выходит, у Пакистана остается единственный источник диверсификации – Россия. Потому-то Россия и получает на пакистанском рынке очень большие преференции. Кстати, проникновение России на контролируемый китайцами пакистанский рынок будет еще и сигналом Пекину, что их действия по дискредитации российских вооружений, которые они активно предпринимают в последнее время, не остались незамеченными и не останутся без последствий. Россиянам тоже есть, что сказать потенциальным покупателям о качестве китайских поделок.

- Какие преференции получает Россия в Пакистане, финансовые?

- Не только. Там проводятся закрытые тендеры, где представлен один единственный участник – Рособоронэкспорт.

- Какой-же это тендер? Зачем тогда подобные формальности?

- У них по закону, видимо, необходимо проводить тендеры. Вот они закон и исполняют. Хотя и проводят с одним единственным участником. Но, кстати, пакистанцы умеет заключать такие сделки. Переговоры, которые в других странах длятся иногда по много месяцев, а то и лет, у них проходит за 2-3 месяца, после чего они сразу закупают вооружение.

Полный текст интервью

Бесплатная электронная версия книги «Пакистан: за рамками стереотипов» доступна по ссылке.


Tags: Индия, Макиенко, Пакистан, Россия, ЦАСТ, военно-техническое сотрудничество, международные отношения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments