?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Директор Центра АСТ о состоянии российского оборонно-промышленного комплекса
bmpd
Российский оборонно-промышленный комплекс (ОПК) на фоне многих других отраслей отечественной индустрии кажется островом процветания. По Гос­программе вооружения (уже третьей по счёту) в войска поступает достаточно современная техника. По экспорту вооружений Россия прочно занимает второе место в мире. Но так ли безоблачно положение российского ОПК? О вызовах, которые брошены нашим оборонщикам, «АиФ» рассказал директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.


3d79cd53e2dc9d228871bbb97c1af26b

(c) Максим Блинов / РИА Новости



На «гражданке»

– Наш ОПК сталкивается сегодня с двумя вызовами и одной большой проблемой. Первый вызов – это импортозамещение. Здесь процесс идёт в целом вполне успешно. Основной объём импортозамещения приходится на продукцию, производимую украинскими предприятиями.

Там было локализовано производство, например, газотурбинных двигателей для кораблей Военно-морского флота. Мощные турбореактивные силовые установки для больших военно-транспортных самолётов (например, Д-18Т для Ан-124 «Руслан» и Ан-225 «Мрия») тоже производились только на Украине.

В этой части главная задача даже не воспроизвести старые советские изделия, а разработать и производить их аналоги сразу на новом технологическом уровне. Что и было сделано и с вертолётными двигателями, и с корабельными газотурбинными двигателями. Постепенно идёт также импортозамещение более высокотехнологичных систем, которые до 2014 г. Россия импортировала из Франции (например, тепловизоры для танковых прицелов ночного видения) и других европейских стран, а также Израиля.

Второй вызов – это диверсификация, то есть наращивание на мощностях военных предприятий производства продукции двойного и гражданского назначения. Это очень сложный процесс, который требует и от самих компаний ОПК, и от государства больших инвестиций и колоссальной организационной и маркетинговой работы. Задачи тут стоят амбициозные – добиться выхода на 30% производства «гражданки» к 2025 г. и на 50% к 2030 г. По состоянию на прошлый год эта доля составила, по заявлению вице-премьера правительства Юрия Борисова, 20,8%. При этом надо понимать, что для одних секторов диверсифицировать производство гораздо проще, чем для других. Например, в авиастроении, вертолётостроении или кораблестроении это сделать легче, а вот разработчикам и производителям ракетного оружия и систем ПВО – гораздо труднее. Тем не менее на МАКС-2019 корпорация «Тактическое ракетное вооружение», например, продемонстрировала целый ряд интереснейших видов гражданской продукции – медицинского оборудования, тренажёров, металлургической продукции.

Что поют финансы?

Наконец, наиболее живо­трепещущая проблема ОПК на сегодня – это очень сложное финансовое положение большого числа предприятий и компаний. Закредитованность ­отрасли чудовищна – 2 трлн руб. Практически вся прибыль, которую удаётся получить предприятиям ОПК – а это 135 млрд руб., идёт на выплаты процентов по долгу. При этом само тело долга не погашается и вообще вряд ли может быть погашено без принятия специальных мер.

Отчасти эта история уходит корнями в решение 2012 г. частично финансировать Гос­программу вооружения на 2012–2020 гг. за счёт гарантированных государством коммерческих кредитов. Уже тогда высказывались мнения, что главными бенефициарами этого решения станут банки, а не предприятия ОПК или государство. Но с учётом того, что перевооружение надо было запускать как можно быстрее, в целом такое решение было оправданным.

Вторая причина – слишком высокая стоимость денег в экономике России. Даже сейчас, при беспрецедентно низкой инфляции, стоимость кредита составляет 8–10%. При этом рентабельность большин­ства оборонных производств и в целом машиностроительных предприятий составляет в лучшем случае 4–5%, а зачастую колеблется около нуля.

И, наконец, о рентабельности. Вообще по закону при выполнении гособоронзаказа заказчик должен обеспечивать такой уровень цен, чтобы рентабельность была не менее 20%. В реальности, как я уже сказал, хорошо, если 4%. Проблема в том, что с такой прибылью развитие высокотехнологичной промышленности невозможно. Не хватит средств на закупку нового оборудования, строительство новых, современных промплощадок, подготовку и переподготовку персонала. То есть такая низкая рентабельность по гособоронзаказу обрекает ОПК на стагнацию и отставание от конкурентов.

Где выход?

Выход один: обеспечить более высокую рентабельность заказов Министерства обороны. Причём чем более высокотехнологичная продукция, тем больше должна быть прибыльность. А наиболее высокотехнологичная отрасль военной промышленности – это производство авиадвигателей (это вообще самые высокие технологии в машиностроении) и систем ПВО. Надо понимать, что российские военные получают вооружения мирового уровня по неслыханно низким ценам, особенно если брать долларовый эквивалент. Если мы сравним цены на все основные системы вооружений и агрегаты, то увидим, что стоимость западных аналогов на десятки процентов, а то и в разы выше. Но чудес не бывает, и такое положение дел не может сохраняться бесконечно. Для поддержания высокой конкурентоспособности российских вооружений и военной техники оборонке надо больше платить. Но сейчас, жалуются оборонщики, Минобороны держит ОПК на голодном пайке.

Большие микросхемы

Есть у ОПК и другие проблемы, как доставшиеся в наслед­ство от советского прошлого, так и появившиеся сравнительно недавно. Главная из тех, что возникли ещё при СССР, – элементная база. Помните шутку про то, что наши микросхемы  самые большие в мире? С элементной базой у нас ещё со времён СССР дела обстояли неважно. А кратковременное сотрудничество с США в 1990-х гг., в том числе по МКС, когда нам охотно продавали электронику и для космоса, и для оборонки, окончательно её угробило. Потом на Россию наложили санкции, краник перекрыли – и мы остались вообще без радиоэлектроники.

Кстати, о санкциях. Одна точка зрения гласит, что отлучение промышленности от высоких западных технологий эту промышленность убивает. Прямо противоположная утверждает, что, напротив, заставляет развиваться более интенсивно. Оба мнения верны и неверны по-своему. С одной стороны, санкции действительно очень болезненны. С другой – это шанс выйти из заколдованного круга, в котором ОПК находится не одно десятилетие. Я имею в виду дефицит новых идей и проектов. Скажем, известно, что российские самолёты Су-30 и Су-35 – это дальнейшее развитие ещё советского истребителя Су-27. И так не только в авиации. Пока «Армата» не стала массово поступать в войска, основным танком остаётся Т-72, принятый на вооружение в 1973 г. Примеров много. Плюс от санкций может быть вот какой: если ты адаптируешься к ним быстрее, чем их вводят, они тебя не калечат. Всё, что тебя не убивает, делает тебя сильнее.





"Что и было сделано..... и с корабельными газотурбинными двигателями."

Тут я бы был поосторожнее с радостными известиями. Уже неоднократно кукарекали рапортовали, но солнце не всходило ни одного комплекта судостроителям не передано.

Edited at 2019-10-10 05:18 am (UTC)

Чиновники решают свои директивные задачи, а для решения директивных задач-не нужно финансирование развития. Нет никаких оснований предполагать, что в существующей системе управления топ-менеджеры оборонных предприятий начнут действовать как бизнесмены.

Бизнесмены в РФ распродают недвижимость и спекулируют на валютной бирже.
Лучше уж без бизнесменов.

Второй вызов решается редуцированием основной проблемы. Т.е. решаемо этими самыми специальными мерами.. Да и не так дорого на фоне эпической битвы с банковской системой.

Брехня. У нас все отлично. Напрягаться даже не надо, щас ботферма проснется и все обоснует.

А нахуя? Боты навальныши (опарышы) зачем? На что сисян омары жрать будет?


Прибыльность предприятий упирается в коррупцию и производительность. Коррупция позволяет любую прибыльность при любой стоимости обосновать. Про производительность см ОАК, где выработку нужно повышать в 4 раза. А значит менять организацию производства и увольнять людей


Сколько стоит иностранный двухдвигательный истребитель 4++? А наш?

Очевидно Руслан Пухов это не эксперт по оборонке России, а профессиональный защитник ворья, окопавшегося в этой самой оборонке. Не буду дословно разбирать весь пост, но налицо профессиональное натягивание совы на глобус. Не такое идиотское, как у наших украинских соседей, а выполненное по схеме 50/50.
Раньше материалы ВМPD были интереснее.

забавный борцун angel_oleg66 прибежал, но слишком тупой. Не в курсе, что BMPD проект конторы Пухова - и зраду высосал из пальца в итоге странную

Edited at 2019-10-10 08:43 am (UTC)

"Практически вся прибыль, которую удаётся получить предприятиям ОПК – а это 135 млрд руб., идёт на выплаты процентов по долгу"

Отличная схема - работяги и инженеры работают фактически за копейки, т.к. они не прибыльны, а реально зарабатывают банки, которые принадлежат тем, кто срубил лёгкого бабла в лихих 90-х (и выжил).

Не знаю как везде, а вот кое-где работяги получают совсем-совсем не копейки.

а ведь Руслан производил впечатление умного человека...

Ну да, в мелочах всё норм, системно всё плохо и надо что-то решать.

"Минобороны держит ОПК на голодном пайке."

Не Минобр держит на голодном пайке, а сложившийся усилиями Ельцино-Чубайса криминальный-капитализм. Минобр как раз платит относительно (России) вменяемые деньги, но львиная их доля уходит не в реальную модернизацию (это ж нужно инженерам начать платить как в США, от 2-3 kUSD в месяц и платить не единоразово, а чтобы это стало многолетним трендом! Это же нужно с налогов предприятий строить красивые и удобные города, чтобы там хотели жить люди, а не распиливать бабло на замене плитки), а "эффективным" менеджерам.

Для США зарплата в 3 тысячи долларов с учётом структуры потребительской корзины и паритета покупательной способности валют эквивалентна 30-40 тысячам российских рублей.

Прорыв может случиться тогда, когда хотя бы 30%-40% лучших выпускников МФТИ/ИТМО/МГУ захотят работать на оборонку (не обязательно напрямую, но по смежным темам).

МИСиС, РХТУ, МИЭТ забыли.

"С 1939 года доля финансового сектора по перераспределению прибыли (из экономики) свою пользу увеличилась с 5% до 50%" // (C) М. Хазин

А тут интересно. Ну перераспределила, а реализовать это перераспределение есть возможность? Что финансовый сектор с этого поимел, финансисты же хотят ездит на реальных бентли а не на фьючерсах?

Пухов Р.Н. с 2007 г. входит с состав общественного совета при Министерстве обороны РФ, а Макиенко К.В. с 2008 г. – в состав научно-экспертного совета при Комитете Государственной думы РФ по обороне.
----------
имхо.
Эксперты в Теме.
Скорей все что говорят правда.

Эксперт в теме или в доле?
Просто обслуживает правящий класс - криминальный капитализм.

Квинтэссэнция статьи - ОПК надо больше бабла. Списать прошлые долги и повысить будущие цены.

Ни слова о производительности труда, о собственной ответственности предприятий в инвестиционной деятельности (зачем, если они преимущественно в государственной собственности?), о значимости долгосрочных и крупных контрактов для производственного и финансового планирования...


Для решения проблем микроэлектронной промышлености нужно закладывать основы уже сейчас, создавать новые научные институты, повышать престижность работы. Грубо говоря, нет смысла догонять и осваивать производство ЭЛТ мониторов, когда в мире уже все пользуются жидкокристаллическими. Так и с кремниевой электроникой с учетом того, что предел топологической нормы уже практически достигнут. Нужно вкладываться в новые технологии.

Вот тут печально. В бытность президентства Медведева хоть какая-то программа была по нанотехнологиям, государство поднимало этот вопрос на самом высоком уровне. Сейчас опять все заглохло. Чтобы добиться успеха Южной Корее нужен системный подход, а не шарахания в разные стороны.

Ага, что-то не задалось с обгоном запада на повороте. Наверно нанотехнологическая машина улетела в кювет. Надо еще раз попробовать, ужо на этот раз обязательно получится.