bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Category:

"Куда двинется дальше военно-техническое сотрудничество Москвы и Анкары"






"Независимая Газета" опубликовала комментарий заместителя директора Центра анализа статегий и технологий (ЦАСТ) Константина Макиенко "Сделка с Турцией по С-400 – больше чем революция. Куда двинется дальше военно-техническое сотрудничество Москвы и Анкары" относительно начала поставок в Турцию российской зенитной ракетной системы С-400 и общих перспектив российско-турецкого военно-технического сотрудничества.


66633774_394293664605444_4078261568574324736_n

Выгрузка зенитных управляемых ракет поставленной Турции из России зенитной ракетной системы С-400 из прибывшего в Турцию транспортного самолета Ил-76ТД российской авиакомпании "Авиакон Цитотранс" с регистрационным номером RA-76846. Мюртед, 15.07.2019 (с) www.sde.org.tr


Военно-технические связи России и Турции уходят корнями в историю сотрудничества большевиков и кемалистов в 20–30-е годы прошлого века. Собственно, самое выживание турецких республиканцев и успешное отражение греческой интервенции отчасти случились благодаря военной и военно-технической помощи, которую им оказали большевики. Сотрудничество двух братских режимов продолжалось до самой смерти Ататюрка в 1938 году, после чего новое руководство Турции чуть было не стало союзником нацистов.

Спустя более полувека ВТС между двумя странами возобновилось после распада Советского Союза. В 1990-е годы Турция получила большое количество вооружения советского производства из Германии, которая сбрасывала доставшуюся ей после аншлюса ГДР технику бывшей Немецкой народной армии. Немцы передали Турции более 300 бронетранспортеров БТР-60 и большое количество легкого и стрелкового пехотного оружия. В 1993 году был заключен и первый контракт непосредственно с Россией, которая поставила в Турцию около 240 БТР-80А. В дальнейшем турецкая жандармерия приобрела для своих нужд несколько транспортно-десантных вертолетов Ми-17. Серьезного успеха добились российские экспортеры вооружений в 2008 году, когда был выигран конкурс и заключен контракт на поставку относительно крупной партии противотанковых ракетных комплексов «Корнет-Э».

Важным, хотя и закончившимся неудачно для россиян событием конца 1990-х – начала нулевых годов было участие фирмы «Камова» в эпическом тендере турецкой армии на закупку боевого вертолета. Россияне совместно с израильской корпорацией IAI предлагали туркам эксклюзивную версию двухместного вертолета Ка-50-2 «Эрдоган» (sic!), созданную на базе уникального и не имеющего до сих пор аналогов одноместного ударного вертолета соосной схемы Ка-50 «Черная акула». Подведение итогов тендера неоднократно переносилось, а его результаты подвергались ревизии, но в итоге победа досталась итальянцам. Однако участие в этом трудном соревновании дало россиянам бесценный опыт знакомства с турецкими процедурами, тендерным и офсетным законодательством, а также техническими требованиями и особенностями турецкой бизнес- и политической культуры.

С 2010 года Россия принимала участие в не менее сложном тендере на поставку зенитных ракетных систем большой дальности T-LORAMIDS (Turkish Long Range Air And Missile Defence System). Конкурс начался в 2009 году, в нем приняли участие все представленные на рынке предложения в сегменте ЗРС большой дальности. Заявки подали европейский консорциум Eurosam с ЗРС SAMP/T, альянс американских компаний Lockheed Martin и Raytheon с комплексом PAC-2, «Рособоронэкспорт» с ЗРС С-300ВМ «Антей-2500» и китайская экспортно-импортная корпорация CPMIEC с системой HQ-9. Победителем неожиданно стала китайская компания, предложившая лучшую стоимость и полный трансферт технологий. На момент подведения итогов в 2013 году речь шла о закупке 12 дивизионов на сумму 3,44 млрд долл. Однако под сильным давлением США в 2014 году результаты этого тендера были фактически аннулированы и соревнование перезапущено. Таким образом, уже на этом этапе Турция продемонстрировала отход от однозначной ориентации на закупку западных – американских или европейских – систем вооружений.

Так же как во время вертолетной эпопеи, важным результатом российского участия в этом очень тяжелом соревновании стала подготовка полного пакета документации, где учитывались чрезвычайно высокие турецкие требования по офсетам и частичной передаче технологий. Позднее проведенная в 2010–2014 годах работа позволит в необычайно короткие сроки подготовить эпический контракт на поставку ЗРС С-400.

В 2015 году, после уничтожения турецкими ВВС российского фронтового бомбардировщика Су-24М, две страны находились на пороге вооруженного конфликта или, во всяком случае, в ситуации конфронтации, которая полностью исключала всякую возможность военно-технического сотрудничества. Тем драматичнее оказалась перемена во взаимоотношениях Москвы и Анкары, произошедшая после неудачной попытки государственного переворота, которую проамериканские военные предприняли 16 июля 2016 года. Провал заговора привел к ускорению антизападного дрейфа президента Эрдогана. Ориентированный на США офицерский корпус и значительная часть руководителей оборонной промышленности подверглись репрессиям или изгнанию с руководящих постов. Отношения с Вашингтоном резко осложнились.

И все же даже на этом фоне внезапное решение Эрдогана закупить российские системы ПВО С-400 произвело на мировом рынке вооружений эффект землетрясения. Контракт на закупку четырех дивизионов (двух полковых комплектов) ЗРС С-400 на сумму 2,5 млрд долл. был заключен осенью 2017 года. При этом Россия и концерн «ВКО «Алмаз-Антей» сделали все возможное для ускорения сроков поставок.

Следует подчеркнуть, что закупка таких видов вооружений, как зенитные ракетные системы большой дальности или многоцелевые истребители, выходит за рамки обычной коммерческой, военной или технологической логики. Это почти всегда решение политическое. Более того, это почти всегда индикатор геополитической ориентации страны. Монархии Персидского залива могут заказывать в России ПТРК, основные танки, БМП и даже системы ПВО малой дальности. Но когда и если хоть одно аравийское королевство или эмират купят в России многоцелевые истребители или С-400, это будет означать, что у англосаксов возникли с их традиционными клиентами очень большие проблемы.

Аналогичным образом покупка Турцией российских ЗРС С-400 – это нечто большее, чем своего рода революция на рынке вооружений. Это признак возможного тектонического сдвига в глобальных геополитических раскладах. Причем США с присущей им грацией слона в посудной лавке расширяют этот разлом, когда вводят против Турции санкции и блокируют поставку этой стране своего непревзойденного (по крайней мере по стоимости) истребителя F-35. Тем самым американцы в очередной раз дают русским подачу на расширение списка покупателей российского вооружения. Подобным же образом введение эмбарго на поставки американских вооружений в Индонезию и Венесуэлу открыли возможности для проникновения России на эти рынки.

Задача России теперь – предпринять усилия с тем, чтобы сделка по С-400 не осталась единичным эпизодом сотрудничества, а само это сотрудничество перешло на более высокий уровень военно-промышленной кооперации. Предметов для такой кооперации может быть множество. Например, локализация в Турции производства российского истребителя пятого поколения Су-57, раз уже США не дают Анкаре F-35. А затем – почему бы и нет? – присоединение России к турецкому проекту легкого истребителя TF-X.


Tags: ЗРК, Макиенко, ПВО, Россия, С-400, Турция, военно-техническое сотрудничество, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments