?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Почему российскому ОПК потребовалось списание 700 миллиардов рублей кредитов
bmpd



Как сообщает агентство РБК в материале «Почему российскому ОПК потребовалось списание 700 миллиардов рублей кредитов. Вице-премьер Юрий Борисов обосновал это предложение тем, что оборонные предприятия «живут впроголодь», вице-премьер Юрий Борисов назвал отечественный оборонно-промышленный комплекс серьезно закредитованным и предложил списать 600–700 млрд руб. его долгов перед банками. Насколько это реально — разбирался РБК.


04

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации Юрий Борисов во время посещения АО "Курганский машиностроительный завод" (КМЗ). Курган, 07.07.2019 (с) пресс-служба губернатора Курганской области



«Живут впроголодь»

Объем кредитов предприятиям оборонно-промышленного комплекса (ОПК) составляет более 2 трлн руб., заявил 8 июля курирующий эту сферу вице-премьер Юрий Борисов в рамках выставки «Иннопром» в Екатеринбурге. Он добавил, что из-за большой кредитной нагрузки предприятия «живут впроголодь», и предложил списать им 600–700 млрд руб. кредитов.

Сейчас, по словам вице-премьера, примерно треть от общего объема выданных кредитов не погашается, по ним только обслуживаются проценты. «Основное тело кредита никогда уже не будет погашено», — уверен Борисов. Президенту России «уже не раз» поступали предложения «провести расчистку этого кредитного портфеля», сказал также вице-премьер, отметив, что для этого могут быть использованы «разные механизмы».

Исходя из суммы задолженности в 2 трлн руб., ОПК становится четвертым самым закредитованным сектором российской экономики. На первом месте находится отрасль финансовых услуг (3,9 трлн руб.), на втором — оптовая торговля (2,8 трлн руб.), на третьем — операции с недвижимым имуществом (2,7 трлн руб.). Однако, учитывая, что кредиты ОПК выдаются узким кругом уполномоченных банков, это самая концентрированная с точки зрения кредитного риска отрасль.

Сколько оборонные предприятия тратят на обслуживание долгов

Только для уплаты процентов по кредитам предприятия оборонки тратят около 200 млрд руб. в год, сообщил Юрий Борисов. Он обратил внимание, что эта цифра «бьется» с плановой прибылью предприятий ОПК, то есть процентные расходы фактически соответствуют прибыли. В декабре 2018 года в интервью РБК Борисов утверждал, что на выплату процентов по кредитам предприятия ОПК ежегодно тратят 135 млрд руб. Вице-премьер отмечал, что такая закредитованность возникла не за один год: «Ведь ставка привлечения кредитных средств была 10, 11, 12%. Теперь предприятия ОПК, как велотренажер: педали крутишь, а не едешь».

В аппарате вице-премьера РБК пояснили, что полгода назад Борисов обнародовал существовавшую на тот момент статистику по предприятиям ОПК, входящим в госкорпорации (данные Минпромторга). «Позднее было дано поручение собрать информацию по всему рынку. Сегодня [8 июля] он говорил как раз об этих цифрах», — уточнили в аппарате Борисова.

Кто должен больше всех

В сводный реестр организаций ОПК входят в общей сложности 1352 предприятия (в него не включены частные предприятия). 73% находятся в ведомственном подчинении Минпромторга, еще 12% — Минобороны, 6 и 3% соответственно — в ведении «Роскосмоса» и «Росатома».

Среди крупнейших оборонных заемщиков — Объединенная судостроительная корпорация, «Алмаз-Антей», Уралвагонзавод и Объединенная авиастроительная корпорация (последние два предприятия входят в «Ростех»), говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский.

Среди крупнейших негосударственных должников из ВПК эксперт называет контролируемый АФК «Система» концерн РТИ, концерн «Калашников» (на 75% принадлежит компании «ТКХ-Инвест», 25%+1 — у «Ростеха»), а также Зеленодольский завод им. Горького (63% у холдинга «Ак Барс»).

РТИ не так давно был вынужден проводить реструктуризацию по своим оборонным активам, напоминает Мураховский. Основная часть долга образовалась в том числе из-за не сданных вовремя систем предупреждения о ракетном нападении и национального центра управления обороной; кроме того, например, была серьезно задержана поставка Минобороны ПТУР «Вихрь» производства концерна «Калашников».

«Сроки сдвигаются вправо, соответственно, пока не сдано изделие или комплекс целиком, [полная] оплата со стороны Минобороны не происходит. В это время предприятие существует за счет кредитов в коммерческих банках. Все увеличивает цену изделия, потому что стоимость кредита вписывается в расчетно-калькуляционные материалы как издержки», — объясняет эксперт.

Как могут быть списаны кредиты

В Минфине отказались отвечать на вопрос РБК, как может быть реализовано списание коммерческого долга предприятий ОПК на 600–700 млрд руб. в случае принятия такого решения.

В крупнейших банках — держателях оборонных кредитов — Сбербанке, ВТБ и Газпромбанке — от комментариев либо отказались, либо не ответили на вопрос. Сейчас эти организации находятся в процессе передачи этих кредитов в специально созданный на базе Промсвязьбанка оборонный банк. В ПСБ РБК сообщили, что его кредитный портфель сектору ОПК достиг 170 млрд руб. (плюс 100 млрд руб. одобренных, но еще не выданных кредитов). Качество этого портфеля банк в целом «высоко оценивает».

По мнению Мураховского, правительство с большой долей вероятности выделит средства на погашение проблемных кредитов оборонных предприятий. «Речь, скорее всего, идет не о списании средств банками, а о компенсации из госбюджета», — предполагает эксперт.

Управляющий партнер Deloitte CIS Екатерина Трофимова назвала предполагаемую сумму списания в 600–700 млрд руб. объективно значимой для российской банковской системы. «Они составляют примерно 6–7% от совокупного капитала, или примерно половину годовой прибыли (1,3 трлн руб.) всей системы. При этом для отдельных банков эти показатели могут быть еще более существенными», — пояснила она.

По мнению Трофимовой, если «меры по полноценному списанию кредитов действительно будут приняты в буквальном варианте, это существенным образом скажется на показателях финансовой устойчивости банковской системы». Подобные решения невозможны без согласования с Центральным банком, и если эта идея будет прорабатываться, то последует «очень серьезный переговорный процесс», считает эксперт.

Списание «очевидно не может происходить за счет банков, которые выдавали кредиты и имеют полное право требовать погашения обязательств», указывает управляющий директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Александр Сараев. По его мнению, банки могут списать исключительно безвозвратные ссуды по долгам ОПК: по ним уже созданы 100-процентные резервы, и их списание не окажет влияние на финансовый результат банков, отметил он, добавив, что объем таких безвозвратных ссуд на балансах банков в разы меньше обозначенных 600–700 млрд руб.

Существует стандартный механизм списания долгов в рамках процедуры банкротства, напомнил управляющий директор по методологии рейтингового агентства НКР Станислав Волков. «Если же федеральное правительство считает процедуру банкротства неприемлемой для части предприятий ВПК, то более уместны не принуждение коммерческих банков к списанию кредитов, а целевые субсидии из федерального бюджета, которые в принципе могут быть профинансированы за счет повышения дивидендов госбанков», — говорит он. По словам Волкова, прецедент масштабного списания, несомненно, обеспечит предприятиям ВПК краткосрочное улучшение их финансового положения, «но в долгосрочном плане такие меры, как правило, ослабляют платежную дисциплину».

Что не так с долгами «оборонки»

В 2016–2017 годах правительство уже помогало ОПК расплатиться по банковским кредитам. Тогда из бюджета было выделено около 1 трлн руб. на досрочное погашение кредитов, взятых для выполнения гособоронзаказа. Эти кредиты брались предприятиями ОПК в 2011–2014 годах под государственные гарантии. В частности, в 2016 году Минфин выделил на эти цели 800 млрд руб., в 2017-м — еще 200 млрд руб., писал РБК.

Эта ситуация будет повторяться регулярно из-за структуры ценообразования на продукцию военного назначения, порядка ее оплаты и учета издержек, отмечает Мураховский. «Сейчас система ценообразования такова, что чем больше издержек, тем выгоднее предприятию», — говорит он.

Кроме того, с прошлого года ведение раздельного учета по гособоронзаказу обязательно для каждой организации-исполнителя, что тоже ведет к увеличению стоимости продукции, говорит эксперт. «Если раньше предприятия на свободные средства закупали материалы оптом — сразу и на гражданское, и военное производство, — то теперь вынуждены закупать отдельно», — объяснил эксперт.

«Светом в конце тоннеля» он считает принятые поправки к закону о гособоронзаказе, которые дают возможность заключения контрактов по фиксированной цене. «Но топ-менеджмент из ОПК говорит, что пока ни одного такого контракта никто не заключил... Насколько мне известно, не могут договориться об определении фиксированной цены», — заключил Мураховский.



Авторы: Инна Сидоркова, Иван Ткачёв, Дарья Юрищева




  • 1
Вот я же вам дал прямой текст. Вы спросили про перечень, в списке которого был Орион, рассказав, что в статье 2008 года только о старых проектах. Я дал вам цитаты оттуда, где производство многих частей Ориона заявлено структурами НАСА. Но нет. "В одном переулке стояли дома" (с) - "не разрабатывает и не производит".

NASA planned to use the rocket factory to build the structure for several components of the cancelled Constellation program, including the Orion spacecraft, the Ares I Upper Stage, and the Ares V Core Stage. Under the Obama administration, the Constellation Program was cancelled in 2010,[24] but was replaced with SLS a year later to continue space exploration efforts.

Рокет фэктори - это Michoud assembly facility

Вот вам ещё "НИР" - https://en.wikipedia.org/wiki/Michoud_Assembly_Facility#Buildings

Видите, английским по-белому написано о производстве. И это принадлежит НАСА.

Вот ещё: NASA Continues Testing, Manufacturing World’s Most Powerful Rocket
https://www.nasa.gov/exploration/systems/sls/nasa-continues-testing-manufacturing-worlds-most-powerful-rocket

SLS/Orion - это та самая НАСА и есть. А то, что в Роскосмос больше входит - так извините, это государственные, а не частные конторы. Но вот, например, часть комплектухи для Орлана делает вполне себе частная контора.

Я напомню, что изначально предмет разговора строился о том, что у Боинга нет статьи в бюджете государства, а у РК есть. Я написал, что некорректно сравнивать частника и госконтору, предложив вместо Боинга НАСА, которая, как и РК, государственная и вполне себе питается из бюджета. Вы начали писать, что это не считается, т.к. НАСА ничего не разрабатывает и не производит (представим, что Роскосмос ничего не разрабатывает и не производит))) ) Вообще странный критерий, по принципу "да, но". Однако, НАСА и разрабатывает, и производит. Отличие её то РК в бОльшем использовании частных подрядчиков. Ну так извините - у нас разная структура экономики. Дальше о чём будем говорить? Что в НАСА негры есть, а в РК негров нет, поэтому сравнивать нельзя?

Что я попросил?! Ветку перечтите - освежите память. Цитирую то, что НА САМОМ ДЕЛЕ я писал: "Orion, SLS, Falcon, СST-100, Cygnus - что из серийных изделий в НАСА разработано?! А что серийного производит NASA's Jet Propulsion Laboratory?"

Вы можете сколько угодно натягивать сову своих желаний на глобус объективной реальности, но от этого НАСА не станет хоть сколь-нибудь похоже на РК, который владеет и рулит КБ и предприятиями серийно выпускающими РН, БР, КА и т.д.

Ну и да, не хочу расстраивать, но SLS, как и Арес до этого - разрабатываются вовсе не НАСА, которое осуществляет лишь надзор, как государственное агентство-заказчик. Головной разработчик SLS - пресловутый Boeing, в сотрудничестве с многими-многими другими коммерческими компаниями, начиная с пресловутой-же Rocketdyne-Aerojet, которая и создала движки F1 для Сатурн-5, в своё время.

Edited at 2019-07-13 06:30 am (UTC)

Цитирую то, что НА САМОМ ДЕЛЕ я писал: "Orion, SLS, Falcon, СST-100, Cygnus - что из серийных изделий в НАСА разработано?! А что серийного производит NASA's Jet Propulsion Laboratory?"

ходит песенка по кругу, да. Я вам сначала ссылку дал, потом текст из ссылки, потом прямо написал SLS(Ares)/Orion, но вы с трёх раз умудрились не увидеть.

Почему вы стали спрашивать серийные изделия с JPL? Я же дал прямой текст из их годового отчёта, чем они занимаются. У вас удивительная манера беседы. Если что-то вам неудобно -вы можете упорно этого не видеть.

"Ну и да, не хочу расстраивать, но SLS, как и Арес до этого - разрабатываются вовсе не НАСА, которое осуществляет лишь надзор, как государственное агентство-заказчик. Головной разработчик SLS - пресловутый Boeing, в сотрудничестве с многими-многими другими коммерческими компаниями, начиная с пресловутой-же Rocketdyne-Aerojet, которая и создала движки F1 для Сатурн-5, в своё время."

Я дал вам прямой текст о разработке и производстве значительной части Ориона структурами НАСА. Движки там, да, Рокетдин, но ракета разрабатывается в т.ч. НАСА. Можно, конечно, предположить, что туда прокрались крымчане-танкеростроители и по привычке пишут о перемогах. Предположить? )

И почему нельзя сравнивать РК как бюджетную организацию и НАСА, как бюджетную организацию? Почему с бюджетной организацией РК нужно сравнивать коммерса Боинг? Напоминает диалог о перспективах противолодочного МС-21, который, если будет (что вот совсем не факт), появится после 2030-го, поэтому, чтобы не летать на "старом" Ту-214 "советского дизайна", используют Ил-38 и будут использовать года так до 2040-го, видимо, "несоветского дизайна" - а что, современно и комплектухи/кадров гораздо больше, чем под 214.

Естественно ходит! И так и будет ходить, пока вы не признаете тот простой факт, что у НАСА НЕТ своих КБ и предприятий типа Хруничева, Прогресса, Решетнева и прочих, а все перечисленные мною средства выведения и КА, на которых зиждется вся американская космическая программа - разработаны и выпускаются частными компаниями. Нравится вам это или нет.

Edited at 2019-07-13 01:01 pm (UTC)

  • 1