?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
Продолжение бедлама в программе беспилотного летательного аппарата «Альтаир»
bmpd



Татарстанский деловой ресурс «БИЗНЕС Online» опубликовал материал Тимура Латыпова, Артема Кузнецова, Алексея Лучникова и Александра Андреева «Они постоят у ворот и уедут»: Александр Гомзин «заперся» в обнимку с «Альтаиром». Жизненно необходимый российской армии проект большого боевого беспилотника опять срывают. Кто виноват: ОКБ им. Симонова или военные?» о продолжающихся скандальных перипетиях программы тяжелого беспилотного летательного аппарата «Альтаир» большой продолжительности полета, создаваемого в Казани в рамках ОКР «Альтиус-О» в интересах Министерства обороны Российской Федерации.

Скриншот+20-12-2018+143111

Третий опытный образец беспилотного летательного аппарата тяжелого класса «Альтаир» (бортовой номер "03") разработки АО «НПО ОКБ имени М.П. Симонова») в полете. Казань, 2018 год (с) кадр из видеорепортажа телеканала "Звезда"



«Первый полет мы планируем примерно на май-июнь», — рапортовал в декабре замминистра обороны Алексей Криворучко, когда проект тяжелого БПЛА отобрали у ОКБ им. Симонова и передали в казанское подразделение Уральского завода гражданской авиации. Как выясняется, к делу даже не приступали. Александр Гомзин, даже будучи под следствием, разработками не делится. Информированные источники «БИЗНЕС Online» не исключают, что никакого задела нет, а военным, курирующим тему, невыгодно это признать.

ЕЩЕ НЕМНОГО И…

Тяжелая карма, похоже, довлеет над проектом по созданию первого в России большого боевого беспилотника, который вот уже 8 лет идет в Казани. Казалось бы, осенью 2018 года все решили: тему забрали у «плохого», сорвавшего все сроки и вообще сделавшего непонятно что, ОКБ им. Симонова и передали рвущемуся в бой обособленному подразделению Уральского завода гражданской авиации (УЗГА) в Казани, подконтрольного банкиру и собственнику ряда ВПК-предприятий Виктору Григорьеву, который, в свою очередь, близок к руководству «Ростеха».

Заместитель министра обороны Алексей Криворучко по итогам визита в столицу РТ сообщил: «По проекту „Альтиус“ (а непосредственно беспилотник называется „Альтаир“ — прим. ред.) есть небольшое отставание, но мы сейчас его будем наверстывать, потому эта работа точно будет выполнена. Первый полет планируем примерно на май-июнь уже в обновленной комплектации». Под последним, видимо, имелись в виду облегченный планер, новые двигатели и готовая целевая нагрузка. Однако, как сообщили источники «БИЗНЕС Online», ни в мае, ни в июне, ни даже в ближайший год ничего этого не будет.

Напомним, опытно-конструкторскую работу (ОКР) «Альтиус О», которую с конца 2014 года вело ОКБ им. Симонова (ей предшествовала начавшаяся в конце 2011 года научно-исследовательская работа (НИР) «Альтиус М»), министерство обороны прекратило досрочно, объяснив это систематическим затягиванием сроков и хищением выделенных на программу государственных денег (генерального директора — главного конструктора ОКБ Александра Гомзина обвиняют в мошенничестве, злоупотреблении полномочиями и нецелевом расходовании бюджетных средств).

По данным источника, с УЗГА был заключен контракт на новую НИР, которую планировалось завершить уже в ноябре 2019 года. Столь короткий срок был обусловлен тем, что ОКБ передаст уральцам весь свой научно-технический задел (НТЗ) — научно-техническую, конструкторскую, технологическую, эксплуатационную, программную, нормативную документацию, стенды и опытные образцы комплекса с несколькими БПЛА.

ГОМЗИН ПРАВ?

Однако не тут-то было. По словам источника, несмотря на многочисленные уведомления от военных, руководство ОКБ передало лишь вторичные по ценности материалы, а, к примеру, основная оснастка и конструкторская документация на изготовленные образцы БПЛА остаются у симоновцев. «Представители УЗГА приезжают, постоят у ворот и уедут, — говорит собеседник. — Поэтому уральцы не могут начать работу». При этом, что любопытно, обвинения с шефа ОКБ никто не снимал. По словам источника, из СИЗО Александр Владиславович отпущен под подписку о невыезде благодаря ходатайству адвоката и минпромторга РТ.

Причем источник говорит, что в данной ситуации Гомзину ничего предъявить невозможно. Дело в том, что министерство обороны до сих пор не остановило выполнение ОКР в ОКБ, не создало комиссию по расторжению контракта, не договорилось о фактически понесенных бюро затратах. «Гомзин говорит военным: давайте все посчитаем и после этого расторгнем все договорные обязательства, — указывает источник. — Стороны должны составить протокол фактических затрат, комиссия — проверить их экономическую обоснованность». От минобороны в ответ — ни звука. И здесь к военным возникают большие вопросы.

По словам источника, спецкомиссия минобороны провела инвентаризацию ОКР, но сделала это формально: просто констатировала наличие того или иного «пункта» без анализа его содержания, качества. «Да, написано, что есть какой-то узел, но работает ли он — ни слова», — констатирует собеседник. Он предполагает, что военные хотят скрыть факт того, что принимали у бюро невыполненные работы, и фактическое отсутствие реально достигнутых НТЗ — главная причина затягивания передачи результатов ОКР в УЗГА. «Если бюро их и передаст, не факт, что в них есть что-то полезное», — говорит источник.

«ОТ МИНОБОРОНЫ НЕТ ВООБЩЕ НИКАКОЙ РЕАКЦИИ»

«БИЗНЕС Online» предложил прокомментировать эту информацию директору обособленного подразделения УЗГА в Казани Рамилю Ахмадееву, но ответа не получил. Гомзин также не отреагировал на наши вопросы. Кое-что прояснил источник «БИЗНЕС Online» в ОКБ.

По его словам, ОКБ им. Симонова передало в УЗГА задел, созданный на 1–3-м этапах ОКР, принятый и оплаченный военными. «Переданы материальные ценности, в том числе беспилотник в летном состоянии, наземные пункты управления, общей стоимостью более 3 миллиардов рублей», — говорит источник. Собеседник подтвердил, что выполнение контракта приостановлено с последующим прекращением, но сам он не расторгнут, комиссия по расторжению не создана. «Контрактная документация устанавливает порядок расторжения контракта и прекращения работ исполнителем в случае приостановления по инициативе заказчика выполнения этапа, начатого исполнителем, однако до настоящего времени эти условия не выполнены, — констатирует наш источник. — Фактические затраты в адрес минобороны предъявлены еще в 2018 году, однако до настоящего времени от министерства нет вообще никакой реакции — двусторонний протокол фактических затрат, который направлялся ему на согласование, не подписан».

Собеседник категорически не согласен с версией о том, что никакого НТЗ не существует. «ОКР были приостановлены на этапе государственных совместных испытаний, когда уже было проведено несколько полетов с аэродрома Казанского авиационного завода, — указывает он. — Согласно акту инвентаризации, учтено более 15 200 позиций».

Добавим, что ранее Гомзин и источники «БИЗНЕС Online» в ОКБ отвергли обвинения в срыве сроков и заявили, что все этапы НИР и ОКР сдавались заказчику вовремя. Также они подчеркнули, что действия минобороны по инвентаризации НТЗ с односторонним прекращением ОКР на этапе летных испытаний не выдерживают даже поверхностной критики и проводятся с нарушением нормативных требований и контрактных обязательств заказчика.

«…ПРЕДСТАВЛЯЛОСЬ МАЛОРЕАЛИСТИЧНЫМ С САМОГО НАЧАЛА»

Также источник в ОКБ заверил, что минобороны и УЗГА, рассчитывая за счет перетягивания специалистов ОКБ им. Симонова, вывода НТЗ и щедрого бюджетного финансирования продолжить развитие проекта, ничего не добьются. Чтобы дело сдвинулось, необходимо решение системных задач интеграции новейших технологий, методологии и инфраструктуры проектных работ, нужно понимание идеологии проекта и постановка задач, начиная с предприятий-соисполнителей до сотрудников головного разработчика. Собеседник указал, что УЗГА — это не более чем завод по ремонту авиадвигателей и лицензионной сборке иностранных вертолетов и беспилотников.

Сомнение в компетенциях УЗГА в беседе с «БИЗНЕС Online» высказал и ведущий российский эксперт в области беспилотных систем Денис Федутинов. «История работающего над созданием БЛА „Альтаир“ казанского ОКБ имени Симонова за последний год уже имела так много увлекательных подробностей, что в принципе не приходится удивляться тому, что и ее продолжение не менее занимательно, — прежде всего отметил он. — Называвшиеся ранее представителями госструктур планы довести комплекс до ума силами нового исполнителя едва ли не за год представлялись малореалистичными с самого начала. Не исключаю, что подобные привлекательные для заказчика сроки были заявлены Уральским заводом гражданской авиации для того, чтобы перетянуть к себе этот затянувшийся проект из ОКБ. Вместе с тем не вполне понятно, на чем основывалась вера министерства обороны в реальность данных сроков, ведь в портфолио УЗГА пока не было ни одного реализованного собственного проекта БЛА».

Непонятен еще один момент. Казалось бы, Гомзину, находящемуся под серьезным прессингом, надо соглашаться на все и уж в любом случае не конфликтовать с могущественным заказчиком. Однако мы видим нечто противоположное. «Думаю, Гомзину терять нечего — уголовное дело в отношении него продолжается, факт остается фактом: деньги выводил, коллектив, который занимался „Альтиусом“ (а это почти 100 человек), от него ушел на Уральский завод гражданской авиации, вот он и мстит — дескать, пусть у УЗГА тоже не получится», — полагает источник.

Косвенно с таким выводом согласен и Федутинов. Он отметил, что бездействие минобороны позволит Гомзину улучшить переговорные позиции в некоем возможном торге, но вряд ли результат для него будет существенным. Эксперт подчеркнул, что в этой ситуации потери несет не ОКБ, не УЗГА, а только минобороны, не получившее желаемую беспилотную систему.




  • 1
как вариант, это ширма, что бы не было шумихи вокруг реального тяжелого беспилотника из нашего Нска.



Передать разработку беспилотника конторе которая отверточной сборкой занимается, Шойгу гений

Пациент скорее мёртв..

Не мучайтесь, купите уже в Китае тяжёлые ударники и успокойтесь!
И будет вам счастье)))

Re: Пациент скорее мёртв..

Кстати да, никогда не понимал необходимости закупки исключительно россиянской военной техники из 100% россиянских комплектующих.
В каких-нибудь войсках РВСН это допустим нормально.

А в остальных? Неужели никто из наших стратегических партнёров и многолетних друзей не производит хорошую технику? Куба? Вьетнам? Сирия? Кто-нибудь, ау?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Мелькают вывески, текут денежки. Текут а до инженеров не доходят.

Отмените лицензии на разработку производство и ремонт ВТ и платите коллективам напрямую. И будет вам счастье

Лицензия это не только компетенции, но и соответствие безопасности утечки данных. Если отменить лицензии, то за проект сможет взяться любой, даже те, кто ни одного чертежа в жизни не начертили. Пилить госбюджет можно будет кому угодно.

Другой вопрос в том, кому принадлежит эта лицензия, коммерческому "обществу" в лице единоличного капиталиста, или коллективу.

Edited at 2019-05-09 09:52 am (UTC)

Может стоило этот проект миговцам отдать. Если доказано, что Гомзин выводил деньги в офшоры, то пусть едет варежки шить лет на 10 плюс конфискация всего и вся до чего дотянутся руки государств.

БПЛА - это в первую очередь системы управления. Боюсь у Миговцев дела не лучше будут с этим. Пока что лучше всего выглядят сухие и Группа Краншдат. У них наибольшие компетенции.

А потом: "почему суперджеты сгорают???".

Не просто некомпетентность, а откровенная ублюдочность схем поведения на всех руководящих уровнях. В надежде до суда украсть еще хоть копейку, севшая на финансовую "трубу" групка "эффективных менеждеров" просто гробит нахрен всЁ, что не смогла заглотить. Унтерменши....

ну, да, другие-то самолёты не горят.

>Однако, как сообщили источники «БИЗНЕС Online»,

Дальше можно читать под пивко как новый забавный роман.

Есть такое. Эти эксперды делают вот такие выводы.

"«Да, написано, что есть какой-то узел, но работает ли он — ни слова», — констатирует собеседник. Он предполагает, что военные хотят скрыть факт того, что принимали у бюро невыполненные работы, и фактическое отсутствие реально достигнутых НТЗ — главная причина затягивания передачи результатов ОКР в УЗГА. «Если бюро их и передаст, не факт, что в них есть что-то полезное», — говорит источник."

То есть вина за непередачу документов от КБ Симонова перекладывается на военных. При этом то, что узлы тестируются в целом во всей конструкции, этот эксперд не может говорить.

При этом я сам передачу Альтаира на УЗГА считал ошибкой до тех пор пока не услышал, что 100 сотрудников КБ Симонова перешло на УЗГА. Единственные кому тут можно доверять это рядовые сотрудники КБ.

Edited at 2019-05-09 10:07 am (UTC)

тьфу ты отлегло, а то писали блогеры, вот-вот полетит...

Ну есть же нормальный пример с Орионом. Отдайте им.))) Правда, захотят ли они?

Во времена появления Орлана на горизонте военных закупок ходили слухи про чемоданы бабла, которые Ижмаш-и возили в МО, лишь бы на Гранаты не урезали заказ. И это при том, что Гранат-4 - не просто говно, а откровенно вредительский "подгон".
Никакой гарантии, что им в принципе позволят заняться темой больших машин. Это ж бабло чуть меньше, чем в Роскосмосе. Да и про Орион что-то всё затихло.

Edited at 2019-05-09 03:05 am (UTC)

  • 1