?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О российско-белорусских отношениях на данном этапе
bmpd


В первом номере журнала "Экспорт вооружений" была опубликована статья главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова "Почему суверенитету Белоруссии ничего не грозит. Скорее всего". Наш блог приводит данный материал

путин

Президенты Белоруссии Александр Лукашенко и России Владимир Путин, декабрь 2018 года (с) администрация президента России





В последние дни 2018 г. информационное пространство России и Белоруссии, а с их подачи и ряда европейских стран, взорвалось взволнованными слухами о грядущем аншлюсе соседней страны Кремлем. Непосредственным поводом стал очередной раунд торга Москвы и Минска относительно условий экономического взаимодействия. В частности, белорусскую сторону не устраивает объявленный российским правительством «налоговый маневр» в нефтяной сфере, который планируется реализовать до 2024 г. Поэтапная отмена вывозной пошлины на нефть (от которой Белоруссия была освобождена) и повышение налога на добычу полезных ископаемых лишает Минск значительных средств в предстоящие годы.

Попытки договориться о компенсации выпадающих доходов натолкнулись на жесткую позицию России: говорить об особых условиях можно только в том случае, если удастся совершить рывок по строительству настоящего Союзного государства. То есть в направлении глубокой интеграции. Реакцией стала серия резких заявлений Александра Лукашенко, который обвинил Россию в стремлении лишить партнера суверенитета, а также ответы российских официальных лиц, наиболее хлестким из которых оказалась фраза первого вице-премьера Антона Силуанова, что Белоруссия «утратила доверие».

Накал достиг максимума к самому концу декабря 2018 г. Состоялись две подряд встречи Лукашенко и Путина, не приведшие к договоренностям на высшем уровне, которые обычно венчали правительственные клинчи. Вопрос перенесли на январь, а потом все, так и не разрешившись, перетекло в рутинную колею – опять встречи президентов, консультации рабочих групп по наполнению Союзного государства, рассуждения Александра Лукашенко о единой валюте и вообще готовности идти так далеко, как захочет Россия, но на равноправных условиях и пр.

Что происходит в отношениях двух стран, которые считаются ближайшими союзниками? Почему риторика столь волатильна, а сам настрой раскачивается, как маятник – от нападок к заверениям в братстве и обратно?

Начать надо с того, что проекту межгосударственного объединения России и Белоруссии почти четверть века. Формировалось оно этапами с 1996 по 2000 гг. (официальное вступление в силу договора о Союзном государстве), и с тех пор политическая обстановка изменилась до неузнаваемости. В ту пору руководители двух стран решали каждый свои задачи. Лукашенко остро требовалось заручиться экономической поддержкой России для вытягивания Белоруссии из кризисного болота и, на самом деле, укрепления за счет интеграционного пафоса ее неустойчивой государственности. Борис Ельцин стремился избавиться от ярлыка разрушителя великой страны, продемонстрировав, что на ее бывшей территории начинается процесс реинтеграции, и Сообщество, а потом Союз России и Белоруссии станет ее первым шагом.

История взаимоотношений двух стран последних 20 лет описана достаточно подробно. Если вкратце, то она заключалась в периодическом подтверждении Минском геополитической лояльности и особых отношений с Москвой в обмен на экономические преференции с ее стороны. И то, и другое не являлось незыблемой данностью, Россия и Белоруссия регулярно проверяли дружбу на прочность очередным торгово-экономическими противоречиями и жестким торгом, от которого порой высекались нешуточные искры. Тем не менее раз за разом находился приемлемый компромисс.

Правда, с каждым витком спирали бодания были все более тягучими и пространство для маневра сужалось. Но к тому моменту, когда казалось, что возможности лавирования у Минска заканчивается по экономическим причинам, на помощь приходила политика. Последовательное ухудшение отношений России и Запада с конца 2000-х гг. обостряло конкуренцию за промежуточные территории и придавало им дополнительную значимость. Что Александр Лукашенко всегда мастерски использовал, играя на стремлении России противопоставить нечто экспансии Запада в восточном направлении. Так что модель «лояльность за дивиденды» обретала новое вдохновение.

Сейчас ситуация вновь меняется. Конечно, роль играют экономические факторы. Экономика Республики Беларусь тесно связана с российским рынком и российскими финансовыми субвенциями. Без них своеобразная схема патерналистского госкапитализма, созданная в стране за годы правления Лукашенко, окажется, мягко говоря, весьма уязвимой. Так что белорусскому лидеру надо изо всех сил добиваться сохранения привилегий, и чем важнее они для существования белорусской модели, тем неуступчивей будет понимающая это Москва.

Но не менее значительным является фактор политический. Вся парадигма отношений Москвы и Минска с середины 1990-х гг. строилась в контексте, который определялся поражением СССР (читай – России) в холодной войне. То есть геополитическое распространение западных институтов и практик на пространство, которое раньше занимал поверженный оппонент, и арьергардные, хотя временами ожесточенные бои отступающей, но не смирившейся с поражением Москвы. Белоруссия Лукашенко пошла вразрез с тем, что ожидали от всех посткоммунистических стран Восточной Европы: вместо вестернизированной либеральной унификации – сохранение самобытности под патронатом России.

Был ли Лукашенко столь дальновиден, что понимал: попытка отрыва от России чревата не просто потрясениями, но и возможностью утраты государственности как таковой? Едва ли это было осознанно, однако в ретроспективе и на фоне соседней Украины линия поведения «батьки» выглядит куда более рациональной, чем ее представляли все эти годы его разобщенные оппоненты внутри страны и сплоченные – за рубежом.

Но – повторим – такая модель поведения соответствовала периоду экспансии Запада и сопротивления России. В силу ряда причин как международного, так и внутреннего характера этот шлейф холодной войны теряет актуальность. Запад погружается в себя, стараясь найти способы решения внутренних проблем и отказавшись от целенаправленной экспансии. Россия же постепенно отходит от последствий травмы распада СССР и, соответственно, непреходящего желания в той или иной форме вернуть утраченное.

Модель «экономические преференции в обмен на геополитическую лояльность» уже не отражает сложившейся ситуации. И это касается не российско-белорусских отношений, а всего международного контекста. Лозунг Дональда Трампа «Америка прежде всего» задает тон мировой политики, толкая сообщество стран к новому меркантилизму. Собственный интерес, причем в гораздо более прикладном смысле, чем раньше, замещает прежние более сложные построения. Желание платить живые деньги за умозрительные ресурсы (статусные, военно-политические), покупать отказ от «ухода налево» не то что пропадает вовсе, но становится все более умеренным. От отношений ждут более предметной отдачи, и эта тенденция, похоже, будет распространяться.

Присоединение Крыма пять лет назад произвело неизгладимое впечатление на внешних партнеров России, прежде всего значительно раздвинув границы допустимого. Поэтому наиболее напуганная часть общественности ожидает повторения чего-то подобного и на других направлениях. Белоруссия представляется вероятной, потому что у многих есть ощущение исчерпанности прежнего Союзного государства, а когда российские официальные лица начинают говорить о наполнении его новым содержанием, то призрак аншлюса начинает активно надуваться. Тем более что «крымский консенсус», вспыхнувший в обществе весной 2014 г., надолго определил внутриполитическую динамику страны в выгодном для власти направлении. Почему бы не повторить в братской Белоруссии?

Между тем интеграция Крыма в состав Российской Федерации принесла немалые издержки международно-правового и экономического характера (наряду с очевидными плюсами). И этот опыт скорее дал основание задуматься: приращение территории как таковое, тем более в неблагоприятной для этого политической среде, допустимо в форс-мажорных обстоятельствах, но не может в современном мире служить задачей и средством решения проблем развития. Империи в прежнем понимании – с расширением формальных границ и физическим удержанием пространства под контролем – стали анахронизмом. А вот империи в понимании новом – как экономически взаимосвязанные конгломераты, работающие на усиление собственных составных частей, – поднимаются.

Основная тенденция современного мира – укрепление политического суверенитета (вопреки представлениям прошлого десятилетия о постепенном стирании суверенных границ), но и сохранение, а то и углубление экономической взаимосвязанности. Явления отчасти противоречивые, нелинейные, но именно поэтому требующие тщательности и осторожности.

Евразия становится пространством очень важных политико-экономических процессов. И главным трансформирующим фактором тут служит не Россия, при всей значимости активизации ее проектов, а Китай. Поворот КНР в западном направлении (географически) превращает огромные земельные массивы в территорию совсем другого развития. И смещает приоритеты всех игроков. Если, например, проект Евразийского экономического союза был комбинацией различных политико-экономических факторов и отчасти порождением постсоветской тяги к реваншу, то сегодня он обрел другое содержание. Это попытка стран материка выстроить рамочную конструкцию для выравнивания баланса с Китаем, игроком заведомо более мощным и влиятельным, чем подавляющее большинство государств в этой части света. Не противостояние, а балансирование.

Это не отменяет прежних проблем и инстинктов, хотя и отодвигает их на задний план. Наиболее откровенные из российских комментаторов прямо говорят о том, что участие бывших республик Союза ССР в интеграционных проектах с Россией является наиболее надежной гарантией сохранения суверенитета и территориальной целостности. Здравое зерно в этом есть. В новую эпоху участие сильного партнера в крупных совместных проектах с меньшими игроками явно перспективнее и важнее, чем прямая аннексия территории. Издержки много ниже.

Возвращаясь к Белоруссии и отношениям с Россией, двум странам предстоит новый этап. Пространство для маневра сужается, и Минску придется согласиться на качественно более глубокую интеграцию в рамках Союзного государства. Но и Москва не может не понимать, что попытки придать этому избыточной политический смысл, например, вновь запустив идею Русского мира, способны активировать никому не нужное сопротивление и внутри, и вовне. И, напротив, логика «экономическая интеграция во имя укрепления политического суверенитета» позволяет сформулировать приемлемый для всех нарратив.

Все это – схема, которая будет подвергаться испытаниям жизнью. Факторы мировой и региональной нестабильности, неустойчивость ситуации внутри стран, особенно в случае транзита власти, персональные особенности лидеров, в конце концов – возможные глобальные потрясения. Каждое из этих обстоятельств может кардинально воздействовать на траекторию движения. Но пока что следует смотреть на отношения России и Белоруссии как на интересную лабораторию, где тестируется новый тип отношений XXI века. А не кликушествовать по поводу русского империализма или белорусского национализма.





  • 1
В отношениях России с Беларусью погоду будет делать Китай.

Простите, каким образом?

>Пространство для маневра сужается, и Минску придется согласиться на качественно более глубокую интеграцию в рамках Союзного государства.
Губокомысленные выводы, из того что РФ банально пытается перейти на прагматичную основу сотрудничества, без всякого "русского" мира и т.п.

РФ этого словосочетания вообще боится.

в тексте чувствуется здоровое влияние караганова :). И он прав. Мир действительно идёт от якобы глобализма (а по сути неоколониализма) к нескольким региональным кластерам вокруг крупных стран с ядерным оружием. Прямые территориальные приобретения в этом варианте не норма, а исключение. Пул стран, сформированный вокруг крепкого ядра, на базе их взаимных интересов, гораздо перспективней.

Эдак и Тренина можно вспомнить!

>В новую эпоху участие сильного партнера в крупных совместных проектах с меньшими игроками явно перспективнее и важнее, чем прямая аннексия территории. Издержки много ниже.

Господи это справедливо для прибалтики и закавказья. А не для Белоруссии, Украины и северного Казахстана, где над русскими людьми на русской земле ИЗДЕВАЮТСЯ местные мовные незалежники, и русских оттуда никак кроме как присоединением с "большими издержками" не спасти. На горе тамошним русским современная РФ не является русским национальным государством, поэтому для нее мифические "издержки" будут важнее благополучия и счастья русских.

Edited at 2019-03-21 09:14 am (UTC)

Почему эти русские люди 30 лет терпят издёвки и не возвращаются в Россию?

От статьи остаётся впечатления, что она писалась через призму западного/европейского взгляда на Россию и охватываемое ей пространство. Т.е. это либо уже определённая человеческая деформация автора и его мышления, либо это статья для определённой аудитории, либо это банальный заказ. В принципе, её можно понять как попытку абстрагироваться — оценить ситуацию беспристрастно и со стороны, "над схваткой", что над Белоруссией, что над Россией. Но почему тогда это "прозападный взгляд", западный оценочный стиль? Других вариантов и методов как-то объективно оценить ситуацию не существует? Последний же абзац оставляет впечатление какой-то "интеллигентствующей", и от этого оставляющей впечатление "глуповатости", рафинированости.

Надо оценить, сколько людей кормится вокруг институтов "Союзного государства", и которые рискуют потерять свои синекуры при возможных крупных изменениях в отношениях России и Белоруссии. Такие люди неизбежно будут отстаивать либо сценарий, при котором ничего не меняется, либо сценарий "тихо едешь". И эти люди представлены как со стороны России, так и со стороны Белоруссии. И сейчас они активно будут озвучивать в том числе желаемое лично для себя, вписывая свои хотелки в свои "экспертные прогнозы".

Самый большой минус статьи в том, что она не отражает политическую динамику взаимоотношений России и Белоруссии. Посмотрев вплотную на эту динамику можно много было бы понять почему, что и зачем делается, почему произошёл переход от языка "братства" к языку прагматики (и прежде всего со стороны России). От "Западного Щита России против НАТО" со всеми остановками — реэкспорт, 888, Украина, Сирия, санкции... Мне противно видеть, как какие-нибудь Канада и Австралия гавкают на Россию, вводят "санкции". Это в чём-то постыдная мелкотравчатая несамостоятельность, очевидный стайный, "шавочный" холуяж. Но это тем не менее это всё-таки и заслуживающая уважения демонстрация единства по неким "принципиальным вопросам": "Мы с тобой одной крови, ты и я!". "Братья", ась? А мне кажется, что нарезанные по живому бессмысленные "суверенитеты" как раз лишают нас всех и братсва, и общей исторической судьбы. Ладно "геополитика", но сейчас эту бессмысленность самым очевидным образом демонстрирует и экономика. И мне приятно видеть как мелкотравчатые "самостийные" амбиции перемалываются медленными и неумолимыми челюстями реальности.

Другой минус статьи в том, что Запад объявляется "уходящим в себя", и что это обуславливает потерю им интереса в отношении "Последнего Диктатора Европы" и российско-белорусских отношений. А мне кажется, что всё обстоит как раз наоборот, и что тут объективно стоит ожидать неприятностей и подлянок. Если после Крыма Россия продемонстрирует очередной пример успешной реинтергации, то это будет такой страшный посыл для "Запада", который как раз находится в стадии дезинтеграции, что допустить такого контраста ну никак нельзя. Потенциальное счастье для российского общества, подобное крымскому, нельзя не попробовать изгадить. Плюс один раз — исключение, два — тенденция. Уступит Белоруссия, тогда всё постсоветское пространство получит некий образец и "пример для подражания", которому очень трудно будет что-то противопоставить. Но это всё "ставки", которые политики обсуждать публично не имеют права, их обсуждение — для философов и публицистов.

Не рассмотрен "образец Украины". Какие "сигналы" были посланы, и как они были поняты на постсоветском пространстве? Что было сказано, что сделано, и как это менялось от 14-го до настоящего момента? Чем стала и становится Украина выбежав и побежав дальше всех по антироссийскому "минному полю" (прибалтам проделали проходы, но ценой стало то, что уже их самих определённым образом "заминировали" под ситуацию, когда ими можно будет управляемо "подорвать" ту же Россию)?

И опять же минус в том, что нет оценки ситуации для России, Белоруссии и характера их взаимоотношений в ситуации "Россия без Путина" и "Белорусския без Лукашенко", а так же всей политической возни перехода к этим новым состояниям, часть которой будет направлена на дестабилизацию, а часть на стабилизацию.

Назарбаев вот уходит (как-то и по-азиатски, и не по-азиатски), и это в какой-то степени обесценивает статью, которая совершенно напрасно не включила Казахстан в своё "оценочное поле". Ладно там всякий Туркменистаны и Узбекистаны с Киргизиями, но Казахстан первый из сколько-то стабильных и состоявшихся осколков СССР начинает плановую политическую "пересменку". "Пересменка", и связанная с ней неопределённость либо стабилизации, либо дестабилизации, ждёт уже и Россию, и Белоруссию.

Возвращаясь к Белоруссии и отношениям с Россией, двум странам предстоит новый этап. Пространство для маневра сужается, и Минску придется согласиться на качественно более глубокую интеграцию в рамках Союзного государства. Но и Москва не может не понимать, что попытки придать этому избыточной политический смысл, например, вновь запустив идею Русского мира, способны активировать никому не нужное сопротивление и внутри, и вовне. И, напротив, логика «экономическая интеграция во имя укрепления политического суверенитета» позволяет сформулировать приемлемый для всех нарратив.

Какая восхитительная чушь.
Заменяем "Белоруссия" на "Украина" и получаем ровно то, что происходило во времена Кучмы и Януковича - экономическая интеграция с совместными проектами типа Ан-70, Ан-148 и покупкой турбин и запчастей для космоса Вна 404 в ущерб отечественному производителю.

Затем вна сувЭрЭнную краину для жицця завозят печеньки с чайком и случается "остаточнэ прощевай".

И теперь Федор Лукьянов предлагает нам на бис повторить.

Спасибо, но нет. Либо 6 областями с перспективой когда-нибудь зажить хотя бы так же, как РФ, либо Америка с вами и безвизг в ЕУ.

Он прав в том, что официальный язык и публичные посылы скорее должны носить подчёркнуто характер взаимовыгодного поиска интересов и компромиссов в поле экономики, не педалируя тему политическую, историческую, геополитическую, языковую/народную/rкультурную. Мол если сделать вид, что последних тем не существует вовсе, тогда они как-то сами собой выстроятся и настроятся в экономические реалии, а не наоборот. Если же их педалировать и обострять, тогда компромиссы там, где это возможно, станут сильно затруднены. Своя "сермяжная правда" в этом есть.

Но вы правы, приводя пример Украины, где многолетнее игнорирования Россией неэкономических вопросов привело к тому, что политика подмяла под себя всю экономическую прагматику, за что пришлось заплатить раз, а потом ещё раз — в авральном режиме компенсируя последствия разрушения кооперационных цепочек и прочих "взаимозависимостей". Лукьянов предлагает проигнорировать состоявшиеся последствия такой политики, и он даже не пытается объяснить почему. Наверное, в данном вопросе следует мнение Лукьянова проигнорировать как недостаточно проработанное, шаблонное и противоречащее логике реальных событий.

Фактор "Русской весны" и возвращение Крыма, которую Лукьянов называет "аншлюсом" для соответствующий коннотаций (а не подлец ли он и сволочь?) — это факторы дающие России известное политическое и моральное преимущество и обесценивающую десятилетия формального и формалистского объединения с Белоруссией, которое организовывалось, как было правильно замечено:

>Лукашенко остро требовалось заручиться экономической поддержкой России для вытягивания Белоруссии из кризисного болота и, на самом деле, укрепления за счет интеграционного пафоса ее неустойчивой государственности. Борис Ельцин стремился избавиться от ярлыка разрушителя великой страны, продемонстрировав, что на ее бывшей территории начинается процесс реинтеграции, и Сообщество, а потом Союз России и Белоруссии станет ее первым шагом.

... но тут Лукьяновым так не был подчёркнут сиюминутный, "эскападный", политический характер данного процесса, который был столь же политическим для Лукашенко сколь и для Ельцина. В принципе, это дало какие-то свои долгосрочные позитивные плоды, но к настоящему моменту позитив застрял и буксует в трясине заложенного изначального политического жонглирования, которое и предопределило формалистский и эфемерный характер "Союзного государства", симулякр без внутренней сущности. Это надо преодолевать, хотя бы потому, что людей раздражает любая проформа. И если это "бревно" не будет сдвинуто планово и "конструктивно", что даст позитив, то его существование по принципу "само рассосётся" вполне может привести к "аварии", крупным проблемам.

Возвращение и успешная несмотря на все объективные трудности и огрехи Крыма домой убило "монополию" Лукашенко на бесконечное словоблудие по поводу "возвращения домой"/интеграции Белоруссии как и сбило запрашиваемую цену. Крым вернулся безо всяких предварительных условий, какие позволял себя Лукашенко после войны 888. Донбасс стал реальным воюющим щитом для России, а гипотетическим, каким себя представлял Лукашенко, который в противоречие своим заявления дистанцировался и от происходящего на Донбассе, и от 888, и от происходящего Сирии. Простите, но тот кто позиционирует себя как "щит", должен проверять свою способность держать и наносить удары для сбережения того, что дал обещание оберегать. Или ему сразу подавай натовские танковые орды, а всякая мелочь вроде Сирии — это де не заслуживающий внимания для такого "чемпиона" пустячок? Общую историческую судьбу разрывают политические маневрирования. Их в таком случае надо выводить за скобки, что возможно только в реально едином государстве. И тогда же будут все алкаемые экономические плюшки, которые заслуживают не те кто красиво говорят и блудливо поступают, а те, кто реально их обеспечивают своим трудом и реальной готовностью развивать, сберегать и защищать, что и делают жители регионов России в том числе служа в российской армии, и на деле, а не на словах обеспечивая пусть несовершенный, но к какой-то своей "интегральной компоненте" баланс "прав и обязанностей".

Недавно посол в Белоруссии Михаил Бабич подошёл к проблеме межгосударственных отношений с помощью калькулятора, вызвав негодование местной элиты. Озвучил цифры субсидирования экономики, пока в нашу сторону летят всхрюки про олигархов, про нашу никчемность, угрозы обидеться и уйти и прочее прочее типичное от лимитрофов. Союзничек попался конечно ого-го. Друг познается в беде, а знакокачественные оказались обычными хитрыми чертями. Горе той стране где президент колхозник.

И я ещё не начинал про братскую помощь украинскому народу в виде прицелов для ПТУР, МАЗов которые Богданы, солярки... И про забыть русский мир... Про Крым вообще молчу. Это на заметку неокоммунистам, которые очень любят хвалить колхозный социализм картофельного фюрера. При том что змагарье всякое не больно прессуют. Наоборот холят и лелеют, заодно потакают прихотям творческой интеллигенции по поводу введения знакокачественной мовы. Молодец, чё, один в Ростове с такой политикой уже очутился. Смоленск то не резиновый, папаколи.

Между тем интеграция Крыма в состав Российской Федерации принесла немалые издержки международно-правового и экономического характера (наряду с очевидными плюсами). И этот опыт скорее дал основание задуматься: приращение территории как таковое, тем более в неблагоприятной для этого политической среде, допустимо в форс-мажорных обстоятельствах, но не может в современном мире служить задачей и средством решения проблем развития. Империи в прежнем понимании – с расширением формальных границ и физическим удержанием пространства под контролем – стали анахронизмом.

Оба-на. Я действительно это здесь прочитал?

Да, если просто разбирать сам текст по абзацам, то от обилия "закладок" начинают закрадываться нехорошие мысли насчёт автора. Он, вообще, "чьих" будет? Вопрос риторический, но и сущностный.

Попытка потребовать исполнения союзнических обязательств за оказанную на 120 ярдов финансовую помощь вызвала в Белоруссии панику перешедшую в истерику. С почином.
"Союзника" приучают к тому что деньги придется отрабатывать. В полном объёме и с процентами.
Ну а если будет брыкаться, то рядом есть "позитивный" пример стран бравших авансы, но передумавших отрабатывать.

120 ярдов это как подсчитали?

На хуя столько букв ? .

Что ты вообще здесь делаешь?

В статье совершенно правильно отмечено, что современные Российско-Белорусские отношения должны строится в первую очередь на понимании общей выгоды. Это основание гораздо тверже и надежнее любых разговоров о родстве и братстве.

ОБЩЕЙ! - хорошее слово. А не московской: "что моё- то моё, а что твоё, то наше".

А на кой черт сейчас России кормить нищих белорусов? Покажите мне, пожалуйста хоть что-то кроме буферной территории, что вообще может интересовать РФ в РБ? Скоро уже 30 лет, как отношения РФ и РБ предельно точно описываются, как "система ниппель", туда дуй, оттуда ничего. Что получила Россия за все эти экономические преференции? Скандалы и угрозы уйти на запад, если мы перестанем их содержать. Да валите уже, и там свою картоху продавайте. Когда РБ хочет что-то от РФ получить, то она в "союзном государстве" и чуть ли не внутри России, когда Россия что-то хочет, то "Россия ущемляет суверенитет". Про что там последние срачи? Про то, как Россия захотела иметь гарантированные поставки с МЗКТ и предложила его ей продать? Получила очередную истерику. Я не скажу так на вскидку, что там еще РБ интересного производила (это сборочный цех Союза был), но почти за 30 лет в России локализовали подавляющее большинство критически важных производств, построенных по недоразумению на территории республик. Поезд уже ушел, а РБ может сидеть со своим суверенитетом сколько ей вздумается, ради бога, сами значит сами, и платите за все по рыночным ценам.

Сейчас гос. границы нужны не столько для того, чтобы с кого-то ресурсы получать, а чтобы перед кем-то не нести обязательств. И граждане РБ, очевидно, не из той категории людей, которые смогут дать России больше, чем она потратит на подтягивание их уровня жизни к российскому.

Беларусь, не имея даже шлюпки, зачем-то держит у себя антенное поле стратегической связи с подводными лодками... Что с них взять... бульбаши...

Нищих африканцев кормили же. Почему бы Лукашенко не следовать той же самой логике?

разница в зарплате 2 раза примерно всего

Никогда Лукашенко не был союзником, хитрожопого селюка волнует только сохранение и расширение своей власти.

а какого руководителя это не волнует?

  • 1