?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Торпеды китайского флота
bmpd




Газета "Независимоое военное обозрение" опубликовала небезынтересную статью Максима Климова "Торпеды Великого соседа. Основные этапы развития одного из видов морского подводного оружия китайского флота", в которой говорится, что в результате масштабной государственной программы ВМС Китая получили большой набор современных торпед, не уступающих лучшим зарубежным образцам.


20130226102837405

Погрузка китайской 533-мм практической торпеды Yu-6 на дизель-электрическую подаодную лодку проекта 039 ВМС НОАК (с) www.haijun360.com




Торпедное оружие ВМС КНР покрыто туманом секретности, официальная и относительно точная информация есть только по старым и экспортным образцам. Вместе с тем имеется определенное количество достоверной информации, включая фотографии, позволяющей понять логику развития торпедного оружия ВМС КНР, изменение взглядов на его облик и тактику применения и, в ряде случаев, практическую реализацию этого в рамках НИОКР.

НАЧАЛО

Молодой китайский флот оказался в числе первых, кто активно начал освоение в конце XIX века нового вида морского оружия. Бэйянский флот Китая был одним из первых обладателей миноносцев (полтора десятка единиц), а Японо-китайская война – первым конфликтом, в котором торпеды использовались массово, причем первыми были именно китайцы. В сражение при реке Ялу 17 сентября 1894 года китайские корабли вступили, имея заряженные торпедные аппараты и приготовленные к ним запасные торпеды. В ходе боя китайские моряки активно применяли торпеды, но из-за слишком больших дистанций залпа успеха не добились. Японцы сделали выводы: в последующем их миноносцы торпеды применяли с «пистолетных» дистанций, и весьма успешно.

С образованием КНР интерес к торпедному оружию обозначился вновь. Москва тогда рассматривала Пекин как ближайшего и самого доверенного союзника, поэтому были начаты поставки современных торпед (в частности, с 1952 года – торпеды 53-38, а с 1956-го – ее модернизированной версии 53-51), а также оказана помощь в масштабной модернизации промышленности КНР и подготовке китайских специалистов. При этом Китай был единственным союзником СССР, чьи специалисты проходили подготовку в вузах по общим с советскими гражданами программам (в нашем случае на спецфакультете морского подводного оружия Ленинградского кораблестроительного института – ЛКИ).

В августе 1958 года СССР посетила высокопоставленная военная делегация из КНР, было подписано соглашение по перспективным военным программам, частью которого была передача документации и развертывание серийного производства в КНР трех новых типов торпед: самонаводящейся противокорабельной САЭТ-50, реактивной авиаторпеды РАТ-52 и кислородной бесследной торпеды 53-56. Первые образцы торпед по советской документации были выпущены в начале 1960 года, но разрыв отношений между странами (с 28 июля по 1 сентября 1960 года СССР вывез всех своих советников) резко затормозил работы.

ПЕРВЫЕ ШАГИ

Последствия разрыва отношений с СССР усугублялись внутриполитическими потрясениями 60-х годов в самом Китае. Для консолидации усилий по наиболее приоритетным направлениям развития торпедного оружия головной организацией был назначен 705-й НИИ, ставший центром разработок морского подводного оружия (МПО) в КНР.

С учетом ограниченных ресурсов, руководитель комитета по науке и технике КНР маршал Не Жунчжэнь в 1962 году приказал сосредоточить все ресурсы на создании «двух лодок и торпеды» (две лодки – это торпедный катер и подводная лодка, а торпеда – тяжелая торпеда калибра 533 мм для них). Таким образом был жестко поставлен вопрос создания в кратчайшие сроки массовой торпеды для оснащения новых кораблей и катеров ВМС.

Однако по ряду причин массовое производство и освоение ВМС КНР кислородных торпед было в те годы невозможно. Дополнительным фактором были, вероятно, аварийные ситуации с первыми опытными китайскими кислородными торпедами (советскими 53-56). Единственно возможным вариантом для новой торпеды оставался возврат к парогазовой (окислитель – сжатый воздух) силовой установке (аналогично торпедам 53-38 и 53-51). Решение это было технически абсолютно обоснованным: такие торпеды стояли на вооружении ВМС ряда стран, включая США, СССР и Великобританию, до начала 80-х годов, да и в СССР в тот же период была разработана своя последняя парогазовая торпеда 53-56В. Большую роль в этих работах сыграли специалисты, подготовленные в СССР в 50-х годах.

Следует отметить, что, несмотря на наличие готовых образцов (53-38 и 53-51), разработка первой китайской торпеды Yu-1 шла весьма непросто,  начиная с создания и производства новых для КНР сплавов металлов и заканчивая проблемами с управляемостью торпеды. Несмотря на то что торпеда Yu-1 являлась развитием 53-38 (которая «в девичестве» была итальянской 53F), при внесении значительных изменений в исходную конструкцию старые приборы управления уже не обеспечивали управляемости. Характерно, что в те же годы с этим столкнулись не только китайские специалисты, но и мы в модификации торпеды 53-56В с пассивной системой самонаведения (ССН) 53ВА.

Опыт разработки Yu-1 показал необходимость создания полноценной системы испытаний торпед, в том числе необходимость специализированных полигонов: несмотря на большое количество выстрелов торпед опытной партии в 1965 году, оставались проблемы с надежностью двигателя и точным удержанием глубины хода торпеды.

Повторные госиспытания Yu-1 начались в 1970 году и были завершены в 1971-м. Такой большой разрыв времени (между 1965 и 1970 годами) дает возможность предположить о проведении неких «дополнительных работ» с Yu-1. С большой вероятностью таковыми были попытки установки пассивной ССН (аналогично советской торпеде 53ВА, поставлявшейся ВМС Югославии, с которой Китай в то время имел тесные отношения). Но тогда эту задачу промышленность КНР выполнить не смогла и в серию Yu-1 пошла как прямоидущая.

Несмотря на формально скромные боевые возможности, Yu-1 сыграла огромную роль в подготовке промышленности и специалистов МПО (как в науке, так и на флоте). Судя по фотографиям, ВМС КНР до сих пор эксплуатируют эти торпеды с подводных лодок старых проектов: несмотря на скромные характеристики, Yu-1 является отличным «тренажером» для подготовки и проверки корабельных боевых расчетов (КБР) и экипажей ПЛ (то есть сегодня эта торпеда имеет фактически учебное назначение). Стрельба прямоидущими торпедами без ССН требует высокой точности выработки данных по цели и хорошей подготовки КБР.

Реактивная торпеда Yu-2 – это лицензионная копия советской торпеды РАТ-52 (впервые получена КНР в 1954 году и применялась в боях в Тайваньском проливе). До освоения промышленностью Китая авиационных противокорабельных ракет она наряду с бомбами являлась основным оружием морской авиации КНР.

С началом в КНР программы создания атомных ПЛ в 1965 году был дан старт разработке в 705-м НИИ самонаводящейся противолодочной торпеды Yu-3 (главный конструктор – Донг Лин). В последующем ее получили и надводные корабли. Интересно, что на начальном этапе рассматривалась возможность применения парогазовой силовой установки (на базе Yu-1) со скоростным броском «глухой» от собственных помех торпеды к цели и снижением скорости с включением ССН в заданной точке.

В начале 1966 года в связи с созданием собственной мощной серебряно-цинковой силовой батареи (в КНР имеются весьма значительные запасы серебра) для разработки был принят электрический вариант торпеды. В китайских источниках отмечалось, что «проект Yu-3 сильно пострадал» от культурной революции. Разработка Yu-3 возобновилась в полном объеме в 1967 году после того, как Военный совет ЦЦК КПК в том же году принял «специальное официальное письмо», защищающее идею создания АПЛ и связанные с ней программы от любых политических беспорядков.

Большую роль в создании Yu-3 и последующих торпед сыграло создание глубоководного торпедного полигона в Куньмине (1969).

Первая китайская АПЛ была спущена на воду в 1967 году, а опытная партия Yu-3 была готова в 1971 году, в 1972-м прошла испытания и поступила в серийное производство в 1975 году.

Впрочем, доработка торпеды продолжалась. Так, на первой версии Yu-3 применялась пассивная шумопеленгаторная ССН с механической сканирующей «шторкой», о которой китайские специалисты, вероятно, узнали при учебе в ЛКИ (конструкция была изначально разработана немецкими специалистами в 1944 году для торпеды «Лерхе» и применялась в первых торпедах СЭТ-53М ВМФ СССР).

Модернизированная активно-пассивная ССН с обычной антенной решеткой была первоначально испытана в 1977 году, но до серии доведена только в 1984-м. Обращает внимание значительная статистика выстрелов торпед для их отработки: только «с марта по октябрь 1983 года было испытано 43 торпеды Yu-3».

Смелым (с учетом тяжелой обстановки в промышленности Китая того времени) решением главного конструктора было применение нового легкого сплава для корпуса торпеды. Но только к 1984 году торпеда выполнила все требования ТТЗ и поступила в массовое серийное производство, а в мае 1988 года АПЛ типа «Хань» успешно провела испытательный пуск Yu-3 на максимальную глубину.

С учетом развития ССН торпеда проходила модернизации в 1992, 1997, 2002 годах (в последнем случае кроме новой ССН она получила систему телеуправления «шлангового типа»), было обеспечено поражение ею не только подводных, но и надводных целей.

Торпеда Yu-4 создана на базе советской САЭТ-50, документацию по которой передали КНР в 1958 году, только в 1980-м, что было прямым следствием внутриполитических процессов в КНР и показывало сложность обстановки, в которой находились разработчики МПО.

В начале 60-х освоение САЭТ-50 признано неприоритетным, к разработке вернулись только в конце 60-х, получив первый опыт по Yu-3. С большой вероятностью на Yu-4А была установлена «половина» (канал в одной, горизонтальной, плоскости) ССН Yu-3, что обеспечило наведение только по надводным целям. Первые успешные испытания по надводным целям состоялись только в 1977 году (в этот же период по подводным целям мучительно доводили Yu-3). Параллельно разрабатывавшийся вариант с активно-пассивной ССН был доведен до рабочего состояния только к началу 80-х (аналогично Yu-3 с новой ССН). Окончательно на вооружение Yu-4Б приняли только в 1987 году.

Yu-5 стала первой телеуправляемой китайской торпедой. Толчком к ее разработке стали проблемы с морскими испытаниями Yu-3 в начале 70-х годов, одним из способов разрешения которых было телеуправление торпедой. Однако технический уровень промышленности КНР тогда не мог обеспечить доведение торпеды до боеспособного состояния, и Yu-5 стала рассматриваться как экспериментальная – для проверки различных новых технических решений (например, китайской копии американской энергосиловой установки торпеды Mk46). Получилось как в случае с американской торпедой Mk37 – первоначально электрической, но получившей в процессе модернизации энергоустановку Mk46 и телеуправление.

Испытания этого варианта Yu-5 были завершены в 1989 году, а мелкосерийное производство началось в 1990-м. Последняя модернизация торпеды датируется 2000 годом, но фото применения Yu-5 в ходе боевой подготовки ВМС КНР в публичном доступе отсутствуют, так что с большой вероятностью она осталась фактически экспериментальной, поступив на вооружение лишь нескольких опытовых ПЛ.

ЗАПАДНОЕ ВЛИЯНИЕ

В 1978 году китайские рыбаки выловили американскую торпеду Mk46, которая оказала, как и в нашем торпедостроении, огромное влияние на развитие МПО КНР.

Mk46 – это маленькая компактная торпеда, отличавшаяся исключительно высокими ТТХ и техническим уровнем. Особенно интересными были технологии ССН и двигателя на унитарном топливе. После улучшения отношений с Западом в начале 80-х годов Пекин в 1985 году закупил небольшую партию торпед Mk46 Mod.2, но на тот момент данная торпеда и ее ССН уже не являлись новейшими.

Качественный прорыв по ССН торпед ВМС КНР произошел в 1987 году, когда Китай закупил в Италии партию из 40 торпед A-244S и торпедных аппаратов для новых эсминцев типа 051 «Люйда». Несмотря на формально скромные ТТХ, A-244S имела совершенную ССН CIACIO-S, обеспечивавшую хорошую работоспособность даже на очень малых глубинах. По оценке ряда отечественных специалистов, A-244S с ССН CIACIO-S была «первой западной торпедой, на которой эффективно заработал классификатор СГПД».

Наличие задела по двигателю на унитарном топливе и современным ССН стало исходной точкой для разработки первой китайской малогабаритной (калибр 32 см) торпеды Yu-7 (1994).

Открытым вопросом является наличие в КНР «трофейного» образца тяжелой американской торпеды Mk48, информация о чем («находка китайских рыбаков») имеется в ряде публикаций. По мнению автора, эта информация соответствует действительности. Кроме того, китайские специалисты получили подробную информацию по немецкой торпеде SUT и ее системе телеуправления.

«РОССИЙСКИЙ СЛЕД»

В конце 80-х годов, с нормализацией отношений между Москвой и Пекином, в Китай начались поставки новейших вооружений, включая ПЛ проекта 877ЭКМ, в боекомплект которых входили противолодочные телеуправляемые электрические торпеды ТЭСТ-71МЭ и противокорабельные кислородные 53-65КЭ. Эти ПЛ значительно повысили боеспособность подводных сил КНР, что стало основанием для заказа следующей крупной серии этих ПЛ, но уже с универсальными электрическими торпедами УЭТТ. В итоге специалисты КНР впервые получили в руки работающие телеуправляемые торпеды и ССН с вертикальным лоцированием кильватерного следа. Вместе с тем с учетом уже полученных западных торпед недоумение у них вызвали устаревшая ССН торпеды и система телеуправления ТЭСТ-71МЭ.

Новейшие советские ССН они получили в составе авиационных противолодочных ракет АПР-3Э, и на начало 90-х годов это были, безусловно, лучшие ССН, которыми располагали ВМС КНР (даже на фоне ССН CIACIO-S торпеды A-244S).

В последующем ВМС КНР получили небольшую партию СЭТ-65КЭ в боекомплекте эсминцев 956Э, но отечественные электрические торпеды интереса на перспективу у китайцев не вызвали. Контракты по ним закончились в конце нулевых годов с поставкой торпед УЭТТ (боекомплект ПЛ проекта 636). Зато огромный интерес вызвали новые разработки советских и российских специалистов по тепловым двигателям торпед и их системам управления.

В 1994 году Китайская судостроительная торговая компания (КСТК) и ГК «Росвооружение» заключили контакт на разработку для КНР энергодвижительного модуля с системой управления и телеуправления 211ТТ1. В рамках контракта, который был исполнен в короткие сроки и с высочайшим качеством, были разработаны и поставлены заказчику: ЭСУ с аксиально-поршневым двигателем ДП2 (325КВт); бортовая инерциальная система управления БИНСУ-601 (впервые созданная в РФ для торпед); система телеуправления торпедой с шланговой катушкой (впервые в РФ).

С учетом того что китайские специалисты уже получили доступ к новейшим образцам ССН, а наши специалисты тогда не могли предложить ничего нового, работы по ССН торпеды китайцы вели самостоятельно. Примечательно, что для разработки БИНСУ нам была задана торпеда с конструктивной схемой американской Mk48. Особо отметим масштаб работ в КНР, где фактически за год был построен современный торпедный завод!

Сегодня может возникнуть вопрос: а надо ли было продавать новейшие разработки? В данном конкретном случае это было взаимовыгодно для обеих стран. Китай резко, рывком повышал свой научно-технический и военный уровень, а Россия не только сохранила кадры разработчиков, но и смогла выйти на новый уровень торпедных НИОКР. И деньги за китайские контракты 90-х годов сыграли в этом существенную роль.

Кроме того, значительный объем научно-технической информации был  получен Китаем по каналам третьих стран. Так, неясно, кто же поставил в КНР суперкавитирующие торпеды ВА-111 «Шквал». Высока вероятность получения Китаем информации по новым тепловым, в том числе турбинным силовым установкам от Казахстана (торпеды «Пеликан», за которыми «читаются» модернизированная 53-65К и новейшая «Тапир» времен СССР).

НОВЕЙШИЕ РАЗРАБОТКИ

Прорывом Китая в ведущие разработчики торпед стала программа Yu-6 (главный конструктор – Дон Чунпэн), начатая еще в конце 80-х годов, вероятно, на базе «трофейной» американской Mk48. Но самостоятельно освоить новинку Китаю было не под силу, была нужна мощная научная и экспериментальная подпитка, которой и стали контакты КНР и РФ в 90-е годы.

В итоге программа Yu-6 была возобновлена в 1995 году с задачей на базе российской торпеды (энергодвижительного модуля) 211ТТ1 создать собственную качественно новую торпеду, выводящую ВМС КНР на уровень ведущих стран мира. Но для этого промышленности КНР пришлось совершить огромный скачок: освоить новые сплавы (с учетом вопросов коррозии это весьма длительный и сложный процесс); самостоятельно создать новую ССН на уровне современных требований; разработать акустически прозрачную резину для обтекателя ССН (при этом можно судить по ряду фотографий, что ранее ВМС НОАК испытывали серьезные проблемы, связанные с такой резиной); создать новые (в том числе графитовые) материалы для двигателя торпеды; выполнить комплекс НИОКР по снижению шума торпед.

Фраза китайских СМИ: «Ван Гочжи отвечал за снижение шума, и его успешные исследования в этой области принесли ему Китайскую национальную премию в области научно-технического прогресса в 1998 году», – свидетельство большого внимания руководства КНР к проблеме уменьшения шумности торпед.

Результаты работ китайских специалистов по снижению шума торпед и применения малошумных систем их стрельбы ставят вопрос о существенно более низком уровне шумности новых субмарин ВМС НОАК, чем это принято считать. С большой вероятностью последние их корпуса вышли на уровень как минимум нашего 3-го поколения середины 80-х годов.

Создание к 2004 году торпеды Yu-6 стало безусловным успехом китайских разработчиков и вывело их на уровень самых современных требований к этому оружию. При этом часто указываемая для Yu-6 скорость «более 65 узлов» фактически существенно меньше (около 55–60 узлов), а указанное значение, возможно, относится к другой тепловой торпеде, имеющей турбинную энергоустановку.

Данные по последующим китайским тяжелым торпедам Yu-8 (2006), Yu-9 (2012) и Yu-10 (2014) разнятся и не имеют достоверной привязки к конкретным образцам. Вместе с тем имеется достоверная информация о создании электрической малошумной торпеды (внешне близка к торпедам «Блэк шарк» и F21). Впервые новая торпеда «попала в кадр» при посещении председателем КНР Си Цзиньпином атомной ПЛ в 2018 году. Очевидно, эта же торпеда выловлена вьетнамским рыбаком в конце 2018 года. При этом в китайских СМИ упоминалось что «электрическая торпеда поступила в эксплуатацию в 2012 году», а также указывалось о внедрении оптоволоконного телеуправления в торпеды с 2010 года.

Можно предположить, что Yu-8 с учетом года ее создания (2006) является турбинной, скоростной версией торпеды Yu-6, Yu-9 – электрической торпедой, а Yu-10 – глубокой модернизацией Yu-6.

Представляет значительный интерес новая китайская малогабаритная торпеда Yu-11 (2015). Подробная информация о ней отсутствует (кроме сведений об «увеличении мощности двигателя, глубины хода и длины изделия»), но публикации в специальной литературе по тематике антиторпед КНР с высокой вероятностью позволяют предполагать о наличии у нее режима антиторпеды (китайский «Пакет»). Вот что указывалось в одной из публикаций за 2012 год по американской антиторпеде: «ATT («Трипвайр». – М.К.) в настоящее время находится в стадии демонстрации, разработка затруднена… проблема в том, что динамика наведения для нее является трудной для решения задачи… малый калибр дает малый заряд, эффективность которого спорна». А вот уже мнение о российских антиторпедах: «Технические характеристики калибра 324 мм дают хорошее разрушительное воздействие, самонаведение и управление для того, чтобы обеспечить надежно разрушение (торпеды. – М.К.)». С высокой вероятностью, это писалось китайскими специалистами, непосредственно занимавшимися НИОКР по тематике антиторпед.

Отдельный вопрос – работы ВМС КНР по противолодочным ракетам (ПЛР). Информация об этом в СМИ не только фрагментарна, но и просто искажена до уровня того, что «физически не может быть» (например стрельбы с ПЛ неуправляемой ПЛР, о чем указывалось в ряде СМИ). Поэтому информцию здесь целесообразно систематизировать с точки зрения технически реального здравого смысла.

Очевидно, что работы по ПЛР в Китае начаты с простого «повторения» американского комплекса ASROC с неуправляемой ПЛР (для надводных кораблей). Причем все ограничения этого китайскими специалистами, очевидно, осознавались, и параллельно шли работы по управляемой баллистической ПЛУР с инерциальной системой управления (испытания ее с ПЛ начаты примерно в середине нулевых).

Для оснащения надводных кораблей с новыми гидроакустическими комплексами (ГАК) и наклонными пусковыми установками (фрегаты проекта 054 и корветы проекта 056) были созданы ПЛУР на базе крылатых ракет, унифицированные по ПУ с ПКР. Данное решение, к сожалению, было упущено отечественными разработчиками, у которых новый серийный проект корвета оказался без ПЛУР. В итоге баллистическая ПЛУР была принята для кораблей с новыми установками вертикального пуска, а ПЛУР на базе крылатой ракеты – для береговых ПКРК (целеуказание – от кораблей или авиации).

ВЫВОДЫ

ВМС КНР уделяют очень большое внимание развитию скоростного МПО. Ведутся НИОКР по суперкавитации, причем в области наиболее интересной для практического применения – в малых калибрах.

Здесь уместно поднять вопрос «заимствований» китайскими специалистами чужих разработок и уровня их собственных. Вопрос этот очень неоднозначный в силу как активного сбора любой научно-технической информации по тематике китайскими специалистами, так и не всегда объективного, но часто болезненного отношения к этому копированию у наших специалистов.

При этом китайский подход часто не понимается. А ведь они не столько копируют, сколько внимательно изучают, и в процессе этого не боятся даже повторить ошибки разработчика, действуя по принципу «прежде чем  исправлять, нужно понять логику». У нас же, наоборот, часто присутствует стремление улучшить чужую разработку, даже не понимая ее. Наглядный пример – копирование американской торпеды Mk46 (их вылавливали советские и китайские рыбаки).

В далеком 1966 году у нас, не разобравшись, исправили «ошибку» американских разработчиков, у которых компенсация крена торпеды была заведена на верхний и нижний вертикальные рули (а это дополнительные ошибки по курсу торпеды). Наши специалисты развернули американскую схему на 90 градусов и получили «нокаут» на последующие четверть века в сфере разработки малогабаритных торпед, ибо при входе в воду они испытывают сильнейший опрокидывающий момент от «секущего» воздействия потока на нижний руль, вплоть до потери стартовой системы координат и ориентации торпеды (а на Mk46 нижний руль демпфировал это возмущение!). При этом тематика приборов управления торпед была передана в Киевский завод автоматики, относившийся к другому главку Минсудпрома нежели торпедные предприятия, и разбираться с этой проблемой пришлось уже в конце нулевых на «Пакете». И это стало одной из проблем, существенно задержавших создание комплекса.

Излишне говорить что в Китае такой ошибки не допустили. Там просто копировали, но, разобравшись, решительно и быстро внедряли свои разработки. Здесь и решение по установке своей ССН на Yu-6 (при активном использовании нашего задела по энергодвижительному модулю и системе управления от 211ТТ1), и принципиальное и жесткое решение по поставке 211ТТ1 именно со шланговым телеуправлением (в каталогах и проспектах «Росвооружения» торпеда ТТ1 была с буксируемой катушкой). В итоге получилось так, что ТТХ системы телеуправления китайского аналога нашего «Физика» кратно превосходят то, что имеем мы сами на УГСТ – за счет высокой надежности шлангового телеуправления, малых ограничений по скорости и маневру носителя и возможности залповой стрельбы торпедами с телеуправлением, в том числе на малых глубинах. Китайские специалисты потребовали это от наших четверть века назад и получили, а мы для себя это же повторить не можем до сих пор…

Сегодня в боекомплекте новых ПЛ китайских ВМС имеются как тепловые, так и электрические торпеды с высокими ТТХ и пониженной шумностью (Yu-6, Yu-9, Yu-10). В боекомплекте ПЛ старых проектов сохраняются старые Yu-3, но они модернизированы с заменой ССН и установкой системы телеуправления. Устаревшие прямоидущие парогазовые торпеды Yu-1 используются для тренировки экипажей и КБР.

На вооружении надводных кораблей стоят торпеды калибра 32 см Yu-7  и новые Yu-11, причем анализ публикаций по тематике позволяет предположить факт проведения НИОКР по тематике антиторпед с реализацией их результатов в Yu-11.

Работы по созданию торпед с самого начала (с 1960-х годов) велись в КНР системно, при широкой поддержке и контроле со стороны руководства страны, с проведением большого объема исследований и экспериментальных работ и набором большой статистики испытаний торпед в море. В итоге созданы торпеды, соответствующие лучшим мировым образцам.



9-10-1-3



  • 1
КНР и сейчас в корпоративных документах ряда предприятий открыто указывается как заказчик разработки узлов торпед.

самое вкусное для себя они взяли в 90х
в 2000х на фоне этого, так "мелочевка"

хотя - могло "выгореть" - к обоюдному интересу и КНР и РФ, если бы в начале 2000х заключили готовившийся контракт на "Пакет-Э", да сроки по нему были бы скорее всего сорваны, но то что "Пакет" появился бы много раньше - однозначно (да и заказчик по поводу переноса сроков, с учетом "вкусности" тематики, ПМСМ не стал бы возражать)

Работы по созданию торпед с самого начала (с 1960-х годов) велись в КНР системно, при широкой поддержке и контроле со стороны руководства страны, с проведением большого объема исследований и экспериментальных работ и набором большой статистики испытаний торпед в море. В итоге созданы торпеды, соответствующие лучшим мировым образцам.
___________________________________________________________________________

Тут нужно смотреть в корень. Дело не только и даже не столько в объеме экспериментальных пусков и государственном контроле. Без успехов в развитии всей экономики, промышленности, технологий, кадрового и научного потенциала страны, образования этот результат с торпедами был бы невозможен.

С учетом развития ССН торпеда проходила модернизации в 1992, 1997, 2002 годах (в последнем случае кроме новой ССН она получила систему телеуправления «шлангового типа»), было обеспечено поражение ею не только подводных, но и надводных целей.

_________________________________________________________________

У нас ведь такого с нашими старыми торпедами нет. Их вообще возможно подобным образом модернизировать? И если можно, делалось ли когда-нибудь что-то в этом направлении?

берем СЭТ-65
сначала была с ССН Подражанского ("ушастая") - ее хорошо видно на фото с музея "Гидроприбора" (там вообще уникальное изделие - СЭТ-65Э с электроконтактным вводом данных для 705 проекта)
в начале 70х сделали "Сапфир" которая как унифицированная ССН (УАС "Сапфир") шла практически на все
в середине 80х сделали "Керамику" ("воспроизвели на отечественной базе" с амеровской Mk46mod.1 начала 60х)

а вот последующее было фактически похерено, например "Дастан" (он платил) и "Редан" (дочка "региона") провели глубокую модернизацию "Керамики", с ее полной оцифровкой и резким повышением ТТХ, но эту модернизацию похерили (хоть она была практически завершена, ЕМНИП порядка 7 выстрелов с новой ССН даже выполнили)

Спасибо, погуглю, почитаю что найдется по приведенному вами. Интересная тема. Ну и хоть нам и не привыкать ,- похеренного жаль. Будь у нас подобные китайцам модернизации, нынешние беды нашего ВМФ с торпедами были б куда меньше

Ну слава Богу, по инфе Мины (146 % !) теперь мы и Китаю уступаем :) Как же на весь наш немаленький флот один только такой "правдоруб" нашелся ? И не слышат его проклятые путинские наймиы... :)

на, попрыгай: https://vpk-news.ru/articles/47928
целый "главный ыксперт" МО писал и зам Конашенкова

ЗЫ в комментах там "кое-что еще есть" ;)

Да у тебя же ВРЁТИ.

Один только вопрос - источники информации, которые сей эксперт использовал?

Для мегамозга и суперэксперта флота Российского не нужны источники! Он сам себе источник!

Кто бы сомневался. Но по своей профессиональной въедливости всегда, прежде чем принимать тот или иной вывод, интересуюсь - источник? А если он или ОБС, или НПП, то стоит ли вообще обращать внимание на то, что эксперт пишет и рекламировать его?

мусье, ну ВЫж "не сомневаетесь" ;)
попейте водичики ,поскачите на батуте...
:)))

скажем так - "в т.ч. китайские" ;)
особенно интересный - их "Торпедо Технолоджи"
выводы по НИОКР по АТ на основе их статьи 2012 (!!!) года

Так я что-то не понял - мы все умрем?

Ну почему все? Китайцы останутся.

Если так же будете биомассу жевать, будете жить на коленях.Особенно тошно командованию КТОФ,глядя на успехи развития ВМС Японии и ВМС НОАК.В том числе и по торпедному оружию.Японцы без шума и барабанных воплей, запустили самолет ПЛО Kawasaki Р-1.Аж с четырьмя реаткивными двигателями, с торпедами ,с РЛС с АФАР.

Весьма интересно!

по объему статьи не влез раздел по китайскому экспорту торпед, самое вкусное из него (сравнение с Индией в свете потенциального конфликта ее с Пакистаном) будет в следующей статье

Поздравляю.Желаю дальнейших успехов.

и еще раз особо подчеркну - фамилия автора в китайской публикации по антиторпедам 2012г. указана не была, но с вероятность 0,999 он имеет прямое отношение к их НИОКР по антиторпедам
писал явно не "компилятор" а человек который ПОНИМАЛ и "видел" тематику "изнутри"

Не читал.Что там у Мины ? У всех всё хорошо и только РФ просрала все полимеры? :) Гы-гы...

Молодец какой.

  • 1