?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
"Путин - лидер, созданный для Российской Федерации"
bmpd
Авторитетное американское издание "Defense News" в очередном ежегодном специальном выпуске "Outlook 2019", представляющем мнения мировых политических и военных лидеров и авторитетов об итогах 2018 года и перспективах 2019 года в военно-политических отношениях, опубликовала и мнение директора Центра анализа статегий и технологий (Центр АСТ) Руслана Пухова: "Director of Moscow-based think tank CAST: Putin is a leader made for the Russian Federation" ("Путин - лидер, созданный для Российской Федерации"). Заметка посвящена главному политическому событию 2018 года для России - очередному переизбранию Владимира Путина на пост Президента Российской Федерации. Предлагаем русский текст публикации.


GYEMPA7E4JAITEWJCQ37THAVIM

Директор Центра анализа статегий и технологий (Центр АСТ) Руслан Пухов (с) Defense News




Для России главным событием 2018 года стало очередное переизбрание Владимира Путина на пост президента на шесть лет. Несмотря на то, что в силу характера путинского режима само переизбрание не стало какой-либо неожиданностью, однако оно продемонстрировало, что Путин остается безальтернативным общенациональным лидером в России, опирающимся на широкую массовую поддержку населения и консенсусную поддержку элит.

Таким образом, внутренняя и внешняя политика России остается на прежнем курсе на многие годы вперед - поскольку никто не сомневается, что Путин тем или иным образом сохранит контроль над страной и после окончания своего президентского срока в 2024 году. Собственно, именно преемственность и стабильность курса Путина и являются главным его достижением в глазах большей части населения, поскольку Путин смог обеспечить поступательное развитие экономики, благосостояния и общественного порядка в стране. Путин фактически реализовал знаменитую формулу русского премьера начала ХХ столетия Петра Столыпина: "Дайте мне 20 лет спокойствия и вы не узнаете Россию", и в этом смысле голосуя за Путина российские избиратели голосуют в первую очередь за продолжение "спокойствия", обеспечивающего модернизацию страны. Успешность этой модернизации и скачок в благосостоянии и развитии инфраструктуры были наглядно продемонстрированы эффектным проведением летом 2018 года в России Чемпионата мира по футболу.

Путин и его администрация по-прежнему продолжают оставаться мощным драйвером модернизации России в западном стиле и в этом смысле Путин продолжает восхитительно твердо держать Россию на прозападном курсе, что является особенно поразительным в условиях внешнеполитической конронтации с Западом. Хотя на Западе Путина усиленно изображают в качестве некоего архитектора "антизападного похода" и вождя глобальных антизападных сил, желающего чуть ли не "разрушить западные демократии", однако очевидно, что в российском контексте Путин намного либеральнее и прозападнее, чем большая часть населения России и российских элит. Действительно, согласно всем опросам и голосованиям, большинство русского народа высказывается за намного менее либеральные и более популистские и просоциалистические подходы в области экономики и за куда большую жесткость во внутренней и внешней политике. В этом смысле Путин выглядит воплощением произнесенной еще 200 лет назад известной формулы Александра Пушкина, что "правительство есть единственный европеец в этой стране".

Авторитарный характер путинского правления позволяет российской администрации проводить жесткую ответственную финансовую политику, принимая в случае необходимости непопулярные меры - вроде одобренного решения о повышении пенсионного возраста. Это позволяет удерживать макроэкономический баланс в весьма хорошем состоянии, несмотря все возрастающее давление американских санкций.

Во внешней и оборонной политике Путин в предстоящие шесть лет, видимо, будет продолжать придерживаться осторожной линии, направленной прежде всего за минимизацию издержек от конфронтации с Западом. Характерно, что законопроект о федеральном бюджете России на 2019-2021 годы предусматривает фактическое сокращение военных расходов в этот период (согласно нашим оценкам, с учетом дополнительных выплат бюджетных сокращения фактически не произойдет, но и реального роста военного бюджета также не будет).

Россия продолжит сдержанное и консервативное военное развитие, ориентируясь на постепенную техническую модернизацию и прежде всего на продолжение формирования группировки сухопутных войск на границе с Украиной с целью расширения возможностей по вмешательству в ход украинского конфликта. При этом по-прежнему Москвой не будет производиться существенного наращивания сил на европейском (северо-западном) направлении, несмотря на взаимную конфронтационную риторику НАТО и России и усиление военного присутствия США в Европе.

Судя по одобренной Путиным в декабре 2017 года новой Государственной программе вооружений на 2018-2027 годы, многие масштабные и наиболее дорогостоящие перспективные программы в области авиации и флота фактически переносятся на середину будущего десятилетия или за пределы 2027 года.

В Сирии Путиным будет осуществляться политика попыток закрепления политическим и дипломатическим путем достигнутых в ходе русской интервенции военных успехов - хотя на пути этого будет стоять все более усиливающееся вовлечение США в Сирии. А поскольку Вашингтон, в отличие от Москвы, не имеет в Сирии никакой позитивной повестки дня, то американцы обладают большей свободой действий в этой стране.

Активное давление со стороны Соединенных Штатов на Россию в последние годы, включая постоянное наращивание санкций, привели российскую политическую элиту к мнению о невозможности достижения какого-либо политического урегулирования с США в обозримом будущем, включая перспективы ослабление американских санкций. В России сейчас широко полагают, что даже в случае полной капитуляции Москвы по основным "узловым" направлениям внешней политики, Вашингтон вряд ли пойдет на существенное ослабление санкций, эффективность которых как рычага давления в этом случае будет тем более полностью доказана. В результате обшественное мнение России все более настраивается на длительную конфронтационную полосу в отношениях с Западом и США, где критическую роль будут играть долгосрочные устойчивость экономики и общества.

Если Россия с минимальными потерями сможет выдержать 10 или 15 лет такого конфронтационного периода, то, как считается, постепенная усталость Запада от конфронтации при отстуствии значимых идеологических составляющих для нее, а также изменение соотношения сил в мире, в первую очередь ввиду нарастающего конфликта США и Китая, откроют для Москвы окно возможностей для урегулирования отношений с Западом при сохранении основных собственных позиций (таких как Крым и сохранение зоны вляния на территории бывшего СССР). И Владимир Путин выглядит в глазах русских идеальным лидером для этого периода конфронтации.



Английский текст:



Director of Moscow-based think tank CAST: Putin is a leader made for the Russian Federation

By: Ruslan Pukhov 


The main Russian event of 2018 was President Vladimir Putin’s re-election for another six-year term. In view of the nature of the Putin regime, the re-election itself came as no surprise. But it has also demonstrated that there is still no alternative to Putin as the Russian national leader — the president continues to enjoy broad grassroot support and has the unanimous backing of the Russian elites.

As a result, Russia’s domestic and foreign policy course is set to remain unchanged for many years to come; no one is in any doubt that one way or another, Putin will remain in charge even after his current presidential term runs out in 2024. In fact, most Russians perceive that continuity and stability of Putin’s course as his main achievement because he has been instrumental in the steady improvement of the Russian economy, prosperity, and law and order. Putin has basically put into practice the famous strategy formulated by the early 20th century Russian Prime Minister Pyotr Stolypin: “Give me 20 years of calm and you won’t recognize Russia.”

In that sense, by voting for Putin, the Russian electorate votes primarily for a continued “calm” that is fundamental to the country’s modernization. The success of that modernization, the rapid growth in Russian prosperity and the impressive improvement in the Russian infrastructure were amply demonstrated by the success of the 2018 FIFA World Cup.

Putin and his administration still remain a powerful engine of Russia’s Western-style modernization. In that sense, we can only admire the president’s determination to maintain the country’s pro-Western course — which is especially impressive given the ongoing foreign policy confrontation with the West.

In the West itself, Putin is portrayed as an architect of an anti-Western approach, a leader of the global anti-Western forces and a man determined to undermine Western democracy. It is clear, however, that in the Russian context, Putin is far more liberal and pro-Western than most of the Russian public or the majority of the Russian elites.

According to opinion surveys and election results, most Russians are far less liberal and far more populist, or socialist-minded, on economic issues than their president. They also advocate a far more forceful and conservative domestic and foreign policy course. In that sense, Putin embodies Alexander Puskhin’s 200-year-old dictum that “the government are the only Europeans in this country.”

The authoritarian nature of Putin’s rule enables the Russian government to pursue a sensible and responsible financial policy, taking unpopular measures — such as the recent rise in the retirement age — when the situation calls for it. As a result, Russia’s macroeconomic indicators remain sound, despite the growing pressure of U.S. sanctions.

In his domestic policy and on matters of defense, Putin is likely to carry on with the cautious approach that aims to minimize the costs of the confrontation with the West. A case in point is the draft federal budget for 2019-2021, which includes real-term defense spending cuts. (Based on our own estimates, defense spending will remain flat thanks to various budgetary chicanery, but there will certainly be no increase.).

Russia will continue to pursue a cautious and conservative program of bolstering its military capability, with an emphasis on gradual technological modernization — including a continued buildup of forces stationed along the border with Ukraine in order to give Moscow more instruments for intervening in the course of the Ukrainian conflict. At the same time, Moscow will desist from any tangible military buildup in the European (northwestern) theater, despite the mutually belligerent rhetoric by NATO and Russia, and the growing U.S. military presence in Europe.

Judging from the new State Armament Program for 2018-2027, which Putin signed off in December 2017, many of the most ambitious and expensive aerospace and naval weapons programs have effectively been pushed back to the mid-2020s or even beyond 2027.

In Syria, Putin will keep trying to convert the military success of the Russian intervention into political and diplomatic gains, but he will be hampered by the growing Syrian involvement of the United States. Unlike Moscow, Washington has no constructive agenda in Syria, which gives the Americans a greater freedom of maneuver.

The growing U.S. pressure in recent years, including the constant ramping up of anti-Russian sanctions, has led the Russian political elite to believe that there are no tangible prospects for any political normalization with the United States anytime soon, and that the sanctions are here to stay. It is now the general opinion in Russia that even if Moscow were to capitulate on all the key foreign policy fronts, there would be no tangible easing of U.S. sanctions — and the sanctions themselves would be vindicated as an effective instrument of pressure.

As a result, the Russian public opinion is increasingly determined to endure a long-term confrontation with the West and with the United States in particular. Long-term stability of the Russian economy and society will be crucial if Russia is to emerge relatively unscathed from that confrontation.

In fact, Russia can probably survive 10 to 15 years of such confrontation without too much damage to itself. It is believed, however, that the West will gradually become weary of that confrontation in the absence of any ideological underpinnings for it. That Western weariness — as well as the changing global balance of power, reinforced by the growing Sino-U.S. confrontation — will eventually open up a window of opportunity for Moscow to achieve a normalization with the West without relinquishing any of its key holdings (such as Crimea and the Russian sphere of influence in the former Soviet republics).

In the eyes of the Russian people, Vladimir Putin is the ideal leader to steer their country during such a period of confrontation.



Ruslan Pukhov is the director of the Moscow-based think tank Centre for Analysis of Strategies and Technologies.




  • 1
глупость в сочетании со скобочками и восклицательными знаками - несколько избыточно для меня, сорри.. если бы не глупость, я бы потерпел скобочки, а так мотивации нет

(Deleted comment)
Хохлядь опять за чужое бабло волнуеццо

  • 1