?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Проблемы спасательных средств ВМФ России
bmpd



Газета "Военно-промышленный курьер" опубликовала небезынтересную статью Максима Климова "Спасательная лотерея. Отсутствие места в барокамерах обрекает на смерть подводников", в которой говорится, что на 19 сентября Департаментом по государственному оборонному заказу [Министерства обороны Российской Федерации] назначено рассмотрение предложений на конкурс «Выполнение опытно-конструкторской работы «Разработка модульной системы спасения экипажей аварийных подводных лодок, лежащих на грунте (шифр «Лучина»)». Выполнение данной работы открывает перспективу выхода из затянувшегося кризиса спасательных средств ВМФ.


07-03

Перспективное спасательное судно проекта 02981, предлагаемое ОАО «Ленинградский судостроительный завод «Пелла» (с) ОАО «Ленинградский судостроительный завод «Пелла»



В ходе форума «Армия-2018» состоялся «круглый стол» промышленности и ВМФ по проблемам средств спасения и специальным подводным средствам. Сегодня, несмотря на значительные финансовые вложения, так по сути и не обеспечена возможность поточной (одновременно для большого числа спасаемых) декомпрессии экипажа затонувшей подводной лодки, причем на Северном, Балтийском и Черноморском флотах таких средств нет абсолютно, а на Тихоокеанском флоте имеющихся возможностей даже на новейшем спасателе «Игорь Белоусов» недостаточно для спасения экипажей атомных подводных лодок ВМФ.

Возникает вопрос: куда ушли деньги, потраченные на эту тематику после гибели АПКР «Курск»? А ушли они значительной частью на массовую закупку импортных телеуправляемых необитаемых подводных аппаратов (ТНПА) и на постройку спасательного судна «Игорь Белоусов». Из доклада АО «Тетис-Про» на «круглом столе»: «Из 155 поставленных им ВМФ НПА только 27 отечественных». Но на том же «круглом столе» состоялся доклад по отечественным телеуправляемым необитаемым подводным аппаратам (ТНПА) представителей Томского университета ТУСУР. В числе прочих были упомянуты длительные работы отечественных ТНПА на больших глубинах по поиску аргентинской подводной лодки «Сан Хуан» (эти ТНПА закупались иной структурой МО РФ, а не ВМФ). Представителями 40 ЦНИИ на «круглом столе» была дана высокая оценка ТНПА РТМ-500 по результатам работ на АПКР «Курск». Однако ни один РТМ-500 после этого ВМФ закуплен не был, все деньги ушли на импорт.

Вокруг спасательного судна «Игорь Белоусов» и его глубоководного водолазного комплекса ГВК-450 было много скандалов, в ходе их в тень ушло главное – фактически глубоководный водолазный комплекс «выкинул» с достаточно небольшого корабля барокамеры для спасенных подводников, оставшихся хватит лишь на 60 человек. Получается, новейший корабль-спасатель ВМФ неспособен обеспечить поточной декомпрессии экипажа ни одной атомной подлодки, и именно это является ключевой проблемой и ошибкой этого проекта.

То есть мы заведомо закладываем еще живых людей, поднятых на поверхность с потерпевшей аварию субмарины, в «плановые потери» – часть спасенных либо погибнут, либо станут инвалидами, своевременно не пройдя декомпрессии. И мнение, что при аварии подводной лодки большинство экипажа «все равно гибнет», не только кощунственно, но и просто неверно – как по опыту прошлых аварий, так и ввиду особенностей устройства наших подводных лодок последних поколений («малочисленная корма»).

С барокамерами вообще происходит что-то непонятное: чем новее проект спасательного судна ВМФ, тем ситуация с ними хуже. Сравним (с учетом численности экипажа, например АПКР проекта 667БДРМ – около 140 человек) корабли-спасатели ВМФ:

«Алагез» (постройки СССР) – барокамеры на 100 человек;

«Игорь Белоусов» – барокамеры на 60 человек;

перспективный спасатель проекта 02981 – барокамеры на 40 человек.

Получается, на «перспективном спасателе» оказаться в числе плановых потерь обречено более двух третей экипажа атомной подлодки, и даже для личного состава дизельной ПЛ этого недостаточно.

В том, что завод способен в короткие сроки построить серию спасателей проекта 02981, сомнений нет, но нужны ли ВМФ именно такие корабли? Спасатели, безусловно, нужны, но очевидно с другим составом и с другими возможностями спасательного комплекса.

На «круглом столе» по этому вопросу состоялось жесткое обсуждение. Позиция организации, чей комплекс планируется использовать, сводилась к тому, что с учетом установки глубоководного водолазного комплекса ГВК-300 места для дополнительных барокамер якобы нет. Возникает вопрос: а зачем вообще нужен сам ГВК, если его возможности полностью перекрываются современными ТНПА, и нормобарическими скафандрами? Данные вопросы и ранее многократно ставились специалистами. Так кто и из каких побуждений вопреки профессиональной оценке упорно проталкивает массовую поставку ВМФ не нужных ему ГВК? Фактически вместо спасателей для ВМФ лоббируется поставка судов – носителей дорогостоящих и ненужных ГВК.

Есть ли иные решения? Да, есть – это прозвучавшие на Военно-морском салоне в 2017 году предложения по модульной системе оказания помощи и спасения экипажа подводной лодки (МСОПСЭ ПЛ) – своего рода каскаду барокамер, обеспечивающих необходимое их количество даже на неприспособленных судах. В базовой комплектации был заявлен комплекс на 60 человек с возможностью экстремальной перегрузки до 120 человек. Именно такой подход стоит считать принципиально верным: модульная конструкция позволяет наращивать возможности барокомплекса с учетом возникающих условий и особенностей спасработ по лодкам конкретных проектов.

Очевидное решение в нашей ситуации – размещение на перспективном спасательном судне проекта 02981 каскада барокамер МСОПСЭ ПЛ с обеспечением поточной декомпрессии не менее 60 человек для Балтийского и Черноморского флотов и не менее 140 человек для Северного и Тихоокеанского.

Кроме того, обычно применяемые у нас автономные подводные спасательные аппараты крайне дороги, имеют ряд ограничений в штормовых условиях и недостаточную производительность спасательных операций. С учетом ограниченного водоизмещения спасательного судна проекта 02981 и наличия у него системы динамического позиционирования целесообразна установка на нем в качестве основного спасательного средства современного управляемого привязного самоходного спасательного колокола («гибрида тяжелого ТНПА и спасательного колокола»).

Возможность создания такого отечественного аппарата («колокола») в короткие сроки и за разумные деньги не подлежит сомнению. Создание такого аппарата обеспечивает возможность в условиях реально ограниченного финансирования фактически создать дееспособную систему спасения для всех театров ВМФ (потребность – порядка шести спасательных судов). При этом возможность приемки на спасатель и применения автономного подводного снаряда должна быть сохранена.


01-03

Каскад барокамер МСОПСЭ ПЛ (с) vpk-news.ru



  • 1
-Очевидное решение в нашей ситуации – размещение на перспективном спасательном судне проекта 02981 каскада барокамер МСОПСЭ ПЛ с обеспечением поточной декомпрессии не менее 60 человек для Балтийского и Черноморского флотов и не менее 140 человек для Северного и Тихоокеанского.-

Потому что спасенные подводники будут поступать экипажами .

-имеют ряд ограничений в штормовых условиях -

Спсательные операции чаще проходят в сложных условиях.

Хрень полная - заменить ГВК колоколом.
Еще бы канат предложили.
Барокамеры на 140 человек нафиг не нужны - БДРМ плавать максимум 6-7 лет осталось, а на новых лодках экипаж не больше 100 человек.
Т.е. нужен Белоусов только с ВИ на 8-9К тонн - чтобы влезли и дополнительные барокамеры и все остальное.

нуно костюмы с шалнгами и пущай в воде ублькают) смишно но реально. а барокамеры на 100много. хотя теоретически могут выжить все. тока зачем тогда барокамеры? хотя явно нужно не менее чем на экипаж. имхо все что вмире есть это как БДК УДК и прочие свинодесантные катера. десант с резиновых лодок куда безопаснее и потребует уничтожать его не 1 а 200 боеприпасами. а это немножко разгные цифры

Спасать спасательную программу.
Но думаю, этого делать не будут.

Спасать надо состояние АСС флота,и спасательное оборудование в частности.

Истерический тон и аплодисменты Гуни настораживают.

Но вдалеке от берега видимо могут быть проблемы.

Уважаемые Максим Климов и Елена Милашина,это два грмомгласных рупора, не обижающие невниманием проблему спасения российских подводников.Нет повторению событий 01 августа 2000 года.

А в завтрашнем дне выживут не только лишь все, мало кто сможет это сделать.

Видел пост без коментов Мины.

Он же забанен в bmpd.

вопрос первый
С барокамерами вообще происходит что-то непонятное: чем новее проект спасательного судна ВМФ, тем ситуация с ними хуже. Сравним (с учетом численности экипажа, например АПКР проекта 667БДРМ – около 140 человек) корабли-спасатели ВМФ:

«Алагез» (постройки СССР) – барокамеры на 100 человек;

В СССР люди как бы не тупее нас жили, так почему они для самых современных по тем временах спасателей Эльбрус и Алагез заложили емкость барокамеры в 100 человек.

ответ есть в тексте - "плановые потери"

Ызвестия готовили очередную "джинсу" по теме? ;) и внезапно поняли что "находятся там где находятся"? :)))))

Казалось бы все логично и здраво но...

При чем тут барокамеры на весь экипаж? Их что, спасать предусматривают при помощи затопления лодки, спасательной камеры/отсека и самого подводного спасателя водой и выдаче экипажу масок с нитроксом? )))
Барокамеры - для водолазов и отдельных жертв инцидентов декомпрессии, если спасатель пристыковался штатно / спасотсек отделился как надо, то никого декомпрессировать не нужно.

Это так. Но если пристыковаться не удасться и подъмем будет в ИДА-59?

А на заглавном рендере вертолет не с НУРСами случайно?

какой наш комбайн не умеет стрелять ракетами?

;)

А есть вообще в мировой практике хоть один пример спасения экипажа аварийной ПЛ извне?

Вообще-то были. Вот почитайте, тут интересно расписано и как раз про колокол в том числе: https://flot.com/publications/books/shelf/narusbaev/15.htm

ну что сказать ?
18 лет как погиб Курск ,а спасать как не было тогда ,так нечем и сейчас :(

Нечего сказать - помолчи, ярославушка. А сказать тебе почему-то нечего постоянно :3

  • 1