bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Categories:

Чем занимается завод "Дастан"


Интересный материал в газете "Красная Звезда" от 29 мая 2012 года - интервью Бориса Удота, заместителя председателя правления находящегося в Бишкеке (Киргизия) ОАО «ТНК «Дастан» (бывшего Фрунзенского завода физических приборов), одного из ведущих советских (и "постсоветских") предприятий по производству торпедного оружия, специализирующегося на выпуске электрических торпед. В интервью весьма подробно излагается история производственной деятельности и современное состояние завода.


В советское время в столице Киргизии городе Фрунзе (ныне Бишкек) на отечественную «оборонку» работал добрый десяток машиностроительных предприятий. Спустя 20 лет после развала СССР из оборонных предприятий Бишкека в строю остался только Фрунзенский завод физических приборов (ныне ОАО «Транснациональная корпорация «Дастан»), выпускавший торпеды для ВМФ СССР и для экспорта. Конечно же, это настоящее чудо, что военному заводу, расположенному в Киргизии за тысячи километров от морей, удалось выжить, сохраниться как предприятию по выпуску морского подводного оружия. О том, как это стало возможным, «Красной звезде» рассказал заместитель председателя правления ОАО «ТНК «Дастан» Борис УДОТ.

- Борис Денисович, как и 20 лет назад, завод живёт, работает, в его цехах готовятся к отправке торпеды. Благодаря чему это стало возможным?

- Благодаря мужеству, терпению и стойкости трудового коллектива! И не только. Если бы 20 лет назад мы пошли по пути конверсии, то есть свернули бы выпуск торпед и перешли на производство только продукции гражданского назначения, то шансов на выживание у нас осталось бы на порядок, на два меньше. Ведь одна из электрических торпед СЭТ-65, которые мы по-прежнему выпускаем, стоит сейчас около миллиона долларов...

- Вы являетесь ветераном предприятия, которому в нынешнем году исполняется 55 лет. При вашем непосредственном участии здесь была выпущена первая электрическая торпеда для ВМФ СССР. Давайте вспомним, с чего всё начиналось.

- Предприятие было основано в 1957 году и предназначалось для изготовления медицинской техники и физических приборов гражданского назначения, поэтому оно получило наименование «Фрунзенский завод физических приборов» (ФЗФП). В 1963 году ФЗФП был перепрофилирован для производства электронных аппаратур для торпед. Главным потребителем нашей продукции тогда являлся Машиностроительный завод имени С.М. Кирова в Алма-Ате, который был построен в 1942 году на базе эвакуированного из Дагестана завода № 182 (ныне завод «Дагдизель»). МЗ имени Кирова был единственным предприятием в СССР, выпускавшим тепловые торпеды разных видов и калибров.
Работать на ФЗФП я пришёл на должность начальника технологического бюро в 1965 году. В следующем году согласно постановлению союзного правительства предприятие тоже перешло к выпуску торпед, но только не тепловых, а электрических - СЭТ-65, предназначенных для борьбы с подводными лодками. Под данной аббревиатурой понимается самонаводящаяся электрическая торпеда 1965 года разработки. Замечу, очень удачной разработки. Недаром СЭТ-65 до 1990 года являлась головной электрической торпедой ВМФ СССР. Используя комплектующие части (металл, двигатели, аккумуляторные батареи, приборы управления, электронные изделия в виде микросхем и т.д.), поставляемые смежными заводами со всего Союза, мы монтировали аппаратуру самонаведения, корпусную механическую часть. В собранном виде продукция завода проходила натурные испытания и приёмку на полигоне испытательной базы противолодочного вооружения на озере Иссык-Куль. Первая такая торпеда была выпущена заводом в 1969 году. Всего для ВМФ СССР заводом было изготовлено несколько тысяч таких торпед. Многие из этих изделий до сих пор хранятся в арсеналах ВМФ РФ. Помимо этого, ФЗФП производил стендовое оборудование для проверки и подготовки всех видов торпед к выстрелу, поставлял ведущему по производству торпед заводу «Дагдизель» (ныне ОАО «Дагдизель», входит в концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор») электронную начинку для самодвижущегося подводного оружия.
С 1977 года мы освоили производство УМГТ-291 (универсальная малогабаритная торпеда), которая являлась боевой частью ракето-торпеды 83Р класса «вода - вода». Преимущество этого вида оружия заключалось в том, что оно позволяло подводным лодкам поражать подводные и надводные цели посредством авиационного наведения на безопасном удалении от самих целей. Конструкторский замысел при изобретении этого оружия заключался в том, чтобы максимально обезопасить наши подводные силы при торпедной атаке подводных и надводных целей, для чего выстрел производился из зоны, недосягаемой для средств ПЛО вероятного противника (глобальной системы SOSUS, гидроакустических буёв, станций-пеленгаторов и т.д.). Для этого торпеду в зону её наведения на подводную или надводную цель согласно замыслу конструкторов доставляет ракета. Ракета и торпеда были скомпонованы в единый снаряд (ракето-торпеда), который выстреливался с борта ПЛ по пеленгу, указанному авиационным наводчиком. Когда ракето-торпеда достигала зоны досягаемости цели при выстреле торпедой, последняя отделялась от ракеты и парашютировалась к водной поверхности. Парашют отстреливался, и когда торпеда входила в воду, её аккумуляторная батарея активировалась морской водой, и УМГТ-291 приводилась в боевую готовность. После чего она входила в режим самонаведения на цель и поражала её. Непосредственно наш завод готовил для этой универсальной малогабаритной торпеды аппаратуру наведения, корпусную механическую часть и неконтактный взрыватель.
С 1985 года завод освоил выпуск торпеды УСЭТ-80 (универсальная самонаводящаяся электрическая торпеда разработки 1980 года), которая принципиально отличается от СЭТ-65 так же, как аналоговое телевидение отличается от цифрового. Новая, цифровая, оснащённая более надёжной и современной аппаратурой. Таких изделий для ВМФ СССР заводом было изготовлено несколько сот. При этом мы продолжали также выпуск и торпед СЭТ-65 по 160 единиц в год. То есть заказами мы были обеспечены, как говорят, под завязку. Численность работающих ИТР и рабочих на ФЗФП в те годы составляла 6.700 человек. Механики работали в две-три смены, настройщики - в две смены! Численность СКБ завода составляла 190 человек (сейчас - 32). Работники СКБ участвовали не только в конструкторском обеспечении производства, но и в разработке новых систем наведения и взрывателей.

- Участвовало ли ваше предприятие в производстве легендарной подводной ракеты «Шквал»?

- Для ракеты «Шквал» мы производили два небольших электронных блока, предназначенных для управления начальным ходом ракеты на этапе её выхода на заданную глубину и выполнения манёвра. Этим наше участие в выпуске ракеты «Шквал» ограничивалось. Но «Шквал», безусловно, очень мощное подводное оружие, в ядерном варианте способное уничтожить авианосец или группу кораблей вероятного противника. Но оно попало под запрет в соответствии с советско-американскими договорами по стратегическим наступательным вооружениям (СНВ).

- Передовые разработки наших учёных и конструкторов по совершенствованию подводного оружия вызывали немалый интерес у зарубежных военных специалистов на Западе. При этом немало нашего торпедного оружия шло на экспорт...

- Что, кстати, и позволило нашему предприятию решить проблему выживания после развала Советского Союза. Ещё в советское время ФЗФП выпускал экспортный вариант торпеды СЭТ-65 для индийских ВМС, основу которых, как известно, составляли боевые корабли советской постройки, оснащённые торпедными аппаратами для применения СЭТ-65. В 1992 году Фрунзенский завод физических приборов был трансформирован в ОАО «Транснациональная корпорация «Дастан», контрольный пакет акций которого принадлежит государству. Предприятие продолжило выполнение заказов Индии по производству этих торпед. Так, в 2006 году мы продали индийцам рекордное количество торпед - 36 единиц. В декабре 2011 года они купили у нас 12 торпед, на очереди ещё 2 торпеды. В 2012 году мы рассчитываем изготовить для флота этой страны 8 единиц СЭТ-65. Нашими услугами по-прежнему пользуется упомянутый выше завод «Дагдизель», выполняющий госзаказы Минобороны России. Для российской «оборонки», как и раньше, мы поставляем аппаратурные модули для УСЭТ-80. К сожалению, за весь постсоветский период для Российского флота мы не изготовили ни одной торпеды в связи с отсутствием соответствующих договоров и контрактов. Хотя и могли бы. Возможности у нас неограниченные.

- В чём это выражается?

- Прежде всего в том, что в трудные постсоветские времена нам удалось сохранить не только, так сказать, материальную базу предприятия (цеха, средства производства, территорию, социальную сферу в виде пансионата на озере Иссык-Куль, жилой фонд), но и самое главное - профессиональные кадры. На данный момент численность трудового коллектива завода составляет одну тысячу человек. Нашим золотым фондом являются ветераны завода - начальник технологического бюро отдела главного технолога Виктор Ананьев, начальник контрольного отдела СКБ по специальной технике Вадим Кривошеин, главный технолог завода Геннадий Бечёнкин, сборщик корпусных частей торпед Фёдор Кужиев, слесарь-сборщик по узлам пускорегулирующей аппаратуры торпеды Валерий Вашюшкин и многие другие.

- А какими разработками занимается СКБ ОАО «ТНК «Дастан» сегодня?

- СКБ предприятия проводит определённую работу по модернизации торпед СЭТ-65 с учётом требований индийских заказчиков. На продукцию, выпускаемую заводом, с индийской стороны рекламаций не поступает.
СЭТ-65 в экспортном варианте адаптирована нами к применению в условиях Индийского океана и тропического климата и работает на аккумуляторных батареях индийского производства. В ходе 20-летнего процесса модернизации эта торпеда претерпела столь значительные изменения, что по своим ТТХ она на порядок совершеннее первоначальной модели СЭТ-65. По сути, это новый вид торпеды, выпускаемый только нашим предприятием.

- Каковы дальнейшие производственные перспективы ОАО «ТНК «Дастан»?

- Начну с того, что «Дастан» является чем-то вроде донора, источником пополнения госбюджета Кыргызстана, экономика которого только-только восстанавливается после мирового экономического кризиса 2008 года. Предприятие пока справляется с налоговой нагрузкой. Но в перспективе для нашего трудового коллектива было бы очень важно, чтобы налоговая политика государства в отношении нашей корпорации была более сбалансированной.
Поистине судьбоносным для нас является и вопрос технологий. Главным предназначением нашего предприятия являлось изготовление электрических торпед (СЭТ-65, УСЭТ-80), приборов самонаведения для перспективных образцов отечественного морского подводного оружия. Для нас особенно важно то, что завод по-прежнему сохраняет партнёрские связи со многими предприятиями оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации, его продукция в виде аппаратурных модулей для УСЭТ-80 по-прежнему востребована российской «оборонкой». Но инженерно-конструкторская мысль в области совершенствования боевых средств ВМФ, в том числе торпедного оружия, не стоит на месте. К сожалению, на данный момент «Дастан», находящийся за пределами России, выключен из процесса разработки и производства новых, более перспективных образцов российского подводного оружия. Спасательным кругом для предприятия стало бы соглашение на межгосударственном уровне между Киргизской Республикой и Российской Федерацией (как стратегических партнёров) о возврате ОАО «ТНК «Дастан» на ассоциативной основе в сферу научно-производственной деятельности того же ОАО «Концерн «Морское подводное оружие - Гидроприбор» в качестве изготовителя перспективных образцов подводного оружия для ВМФ России. Наше предприятие могло бы также оказать содействие Минобороны РФ и в переосвидетельствовании и модернизации тех электрических торпед, хранящихся в арсеналах ВМФ РФ, срок годности которых уже истёк.






Tags: Киргизия, Россия, военно-техническое сотрудничество, история, торпеды, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments