?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Статья о развитии программы перспективной жидкостной МБР "Сармат"
bmpd
УР-100Н

Старт РН "Стрела" (конвертированной УР-100 Н) со спутником дистанционного зондирования Земли "Кондор-Э" в июне 2013 г (c) sdelanounas.ru


В ближайшем номере журнала "Moscow Defense Brief" будет опубликована  статья заместителя главного редактора ИД "Коммерсант", члена Общественного совета Министерства обороны России Александра Стукалина, посвященная программе создания перспективной российской жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) "Сармат". . Читатели нашего блога имеют возможность первыми ознакомиться  с фрагментом  русской версии статьи.





Тяжелая история тяжелой ракеты

С идеей о создании новой российской жидкостной межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) Научно-производственное объединение (НПО) машиностроения (г. Реутов Московской области) не расставалась все 2000-е годы, когда ситуация в экономике страны и в Вооруженных силах РФ, мягко говоря, не способствовала ее претворению в жизнь. И разделяли эту идею тогда далеко не все. Еще в 2006-м, перед началом реализации Государственной программы вооружений до 2015 года (ГПВ-2015), вопрос о разработке «100-тонной МБР, работающей на жидком топливе», выносился на заседание Военно-промышленной комиссии (ВПК) при правительстве РФ, но был отложен. [1]

Юридически возможность для создания новой тяжелой МБР для России открыл новый Договор России и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) 2010 года, который в отличие от ранее действовавшего российско-американского Договора СНВ-2, уже не ограничивал типаж и характеристики разрабатываемых и развертываемых образцов ракет.

В 2009 году, когда стало понятно, что ДСНВ состоится и будет именно таким – без прежних ограничений, задание разработать новую тяжелую жидкостную МБР шахтного базирования на замену «Воеводе» (РС-20/SS-18) все-таки было выдано. В качестве требований к ней были выдвинуты способность нести разделяющуюся головную часть индивидуального наведения (РГЧ ИН) из десяти боевых блоков и преодолевать любые существующие и перспективные системы противоракетной обороны (ПРО) на период до середины 50-х годов XXI века. Интересно, что уже в 2010 году генеральный директор корпорации «Рособщемаш» Артур Усенков говорил о возможности создать такую ракету (при условии должного финансирования программы) не за 10-15 лет, что тогда выглядело более реалистичным, а всего за восемь. [2]

Правда, позже, уже в ходе формирования новой ГПВ-2020 по поводу МБР с жидкостными ракетными двигателями (ЖРД) вновь возникла дискуссия: против такой ракеты выступил генеральный конструктор Московского института теплотехники (МИТ) Юрий Соломонов. Создатель «Тополей» и «Ярсов» не без оснований указывал, что жидкостные МБР не могут конкурировать с твердотопливными «ни по продолжительности активного участка, ни по живучести комплекса в ответном ударе, ни по стойкости на активном участке к воздействию поражающих факторов» ПРО, зато используют в качестве горючего крайне токсичный несимметричный диметилгидразин. Кроме того академик Соломонов считал, что единственный аргумент в пользу ракет на жидком топливе – это желание загрузить работой (заказами и деньгами) специализирующиеся на них «фирмы», а сам возврат к тяжелым МБР «спровоцирует новый виток гонки вооружений», поскольку нарушает «дух и замысел» процесса разоружения и «взрывает атмосферу доверия» в стратегической области, которая сложилась за многие годы к тому моменту. [3]

Впрочем, эти доводы так и не были услышаны. Во многом благодаря лоббизму соответствующих «фирм» вопрос был решен положительно. В феврале 2011 года генеральный директор Военно-промышленной корпорации «НПО машиностроения» Александр Леонов рекламировал «создание тяжелой жидкостной ракеты» как «наименее затратный способ обеспечить потенциал сдерживания российской группировки стратегических ядерных сил». «Тяжелые ракеты имеют в разы больший забрасываемый вес, чем на легких твердотопливных носителях. В результате вы получаете большее количество боевых блоков и средств преодоления ПРО. То есть у вас появляется дополнительное преимущество», – убеждал он. [4] В том же месяце первый заместитель министра обороны РФ Владимир Поповкин объявил о включении новой тяжелой жидкостной МБР в ГПВ-2020, подтвердив, что ее эскизный проект уже «сделан», и обозначив в качестве возможного срока принятия на вооружение («в случае успешных испытаний») 2018 год. [5] Чуть позже из статьи начальника 4-го Центрального научно-исследовательского института Министерства обороны РФ полковника Александра Мильковского все узнали новое название ракеты – «Сармат». [6]


Источники:

1. Владислав Путилин подвел итоги заседания Военно-промышленной комиссии // ИТАР-ТАСС, 02.06.2006
2. В России создается новейшая межконтинентальная баллистическая ракета, призванная заменить МБР «Воевода» // ИТАР-ТАСС, 16.12.2010
3. «Госзаказ 2011 года уже сорван – он уже выполнен не будет» (интервью с академиком Ю. Соломоновым) // Коммерсантъ, №121, 06.07.2011 http://www.kommersant.ru/doc/1672895
4. ВПК «НПО машиностроения» готова к разработке новых жидкотопливных МБР // «Интерфакс-АВН», 08.02.2011
5. В России будет разработана новая тяжелая жидкостная межконтинентальная баллистическая ракета // «Прайм-ТАСС», 24.02.2011
6. Мильковский А. Покоряя космические высоты // Газета «Спутник», №92 (1430), 26.11.2011 http://www.yubileyny.ru/index.php/novine/1978




  • 1
Справедливости ради, Соломонов был против и своей темы -- нового БЖРК с твердотопливной ракетой. С той же, в общем, мотивировкой -- "дестабилизирующая" система. Пацифист, прямо как один из авторов советской водородной бомбы.

(Deleted comment)
Грунтовые и морские разработки МИТ, естественно.

(Deleted comment)
На БЖРК одна БЧ меньше обходится по деньгам, чем на ПГРК, ему невыгодно.

А я вот с Соломоновым согласен, правда, по другой причине. Если в случае с необходимостью замены тяжелых жидкостных таки есть резон, ибо имеется много хорошо защищенных шахт, то гипотетическая уязвимость БЖРК стала со времен СССР намного выше, особенно по части своевременного обнаружения. Такие комплексы однозначно по этим факторам сильно проигрывают ПГРК.

С БЖРК вопрос не в самой заметности, а скорее времени передислокации с учетом времени обнаружения.

Гарантированно подавить БЖРК без знания маршрута сложно, вести его разведку в реальном времени и наводить средства поражения скорее всего малореально.

ПГРК в этом плане более проигрышны, так как скорость и площадь развертывания у них заметно ниже.

вести его разведку в реальном времени ©

... нереально в принципе.

После лета-2014 на Донбассе даже простые телевизионно-диванные воины знают, что спутники не летают круглые сутки по произвольному маршруту (например вдоль границы между Россией и Новороссией), а двигаются по орбите вокруг планеты, выходя в конкретную точку наблюдения раз в несколько дней. Более частое наблюдение за определенной территорией достигается массовой спутниковой группировкой, но даже в таком случае конкретная местность находится под наблюдением по несколько минут три-четыре раза в сутки. Причем эти периоды наблюдения развитым странам известны, и расчитываются вперед на весьма длительный период с высокой точностью.

Обеспечение "незаметности" БЖРК обеспечивается прохождением его через любую произвольную сортировочную станцию, а также ещё более циничнымм способами - включением в сцепку нескольких лишних вагонов или перекраской крыш вагонов в разные оттенки "степени загрязнения".

Для начала следует отделить мух от котлет. Вопросы обнаружения упрощаются не только космической разведкой в реальном времени - с локализацией все равно проще просто в силу специфики БЖРК, но и установка специализированных автономных датчиков, и банальный физический визуальный мониторинг сейчас намного проще, не говоря уже о диверсионных возможностях. Тогда как базы ПГРК вполне охраняемы по достаточно обширному и по большей части закрытому периметру, не говоря уже о значительно большей вариативности не только в выборе маршрута передвижения. Котлетка же остается прежней для обоих - поражение КР возможно только в местах постоянного базирования. Маловероятно. Вот у БПЛА шансов больше, чем у бомберов, но кто ж их так далеко пустит? Поэтому я подчеркиваю бОльшие уязвимости ж/д.

Однако наиболее ярким аргументом против таких инсинуаций является показательная судьба бронепоездов. Думаю, тут пыль в глаза "партнеров" с лоббированием, хотелось бы, чтоб первого оказалось намного больше или в реальности отрабатывали под этим прикрытием вопросы совсем на другую перспективу, чем такие напрасные траты.

(Deleted comment)
т.е. на новом бжрк не будет комбинации из трех приметных вагонов, по которым супостаты его и отличали?

Ну не надо ерунды городить, элементарное разъясняю: локализация базы сейчас никакая не проблема, но т.к. БЖРК использует гражданские пути, то совсем не проблемой становится:
- установка, например, на выходных линиях дистанционных автономных датчиков как в оптическом, так и радиационном диапазонах работы, соответственно аппарпатное вычисление, диверсионная подсветка цели или даже установка радиомаячка (хотя по последнему шансы могут вполне оказаться наименьшими, как раз намного выше - просто у непосредственных диверсий),
- при этом дополнительно уверяю - никакая маскировка от распознавания по ряду признаков не убережет, комплекс все одно из неск. вагонов остается, один из которых будет нести РН где-то в 40-45 т, но и сама конструкция такого вагона съест немало, разумеется, это не тот максимум, что был при СССР, но демаскирующих признаков все одно хватает;
- главное преимущество и защита такого комплекса за пределами охраняемого периметра, скрытность и защищенность, по первому я уже описал очевидные риски (к слову, сейчас ведь беспилотники не проблема подвесить на слежение у нас в стране, без проникновения из-за рубежа), второе - темный лес, но ограничения очевидны.

Что касается бронепоездов, то их относительный расцвет пришелся на начало века, а в ВМВ относительно актуальны были в спецификации ПВО, т.е. в слу ограничений и уязвимостей - очень локально. А то, что у нас сохранилось - вообще не аргумент, на складах даже еще Т-34 не утилизированные имеются кой-где.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Есть такое дело, но вот в ссср не было террористического подполья, а сейчас? невский экспресс помните? я уже молчу про сценарий "в осаде-2".

1. ШПУ как раз стали уязвимы независимо от защиты, бо точность совсем другая стала.
2. БЖРК как раз не ловится, т.к., если не запихивать в него царь-ракету, демаскирующих факторов практически не имеет.
3. В отличии от ПГРК, который с чем-то перепутать зело сложно.

1. Что за бред? ШПУ расчитаны на яд.удар и по ним не Першинги применят - нема их, а Томагавки с Трайдентами не справятся.
2. Советую изучить доступные материалы по радиационному излучению, а также способам и приборам его обнаружения. Да, про стоимость его сокрытия не в деньгах тоже следует узнать.
3. ПГРК базируется и перемещается, как правило, в закрытых и безлюдных зонах под усиленной охраной, а кроме того, хорошо отработано создание ложных целей.

  • 1