bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Category:

Тезисы Сверре Дисена

Предлагаем вниманию читателей нашего блога аннотированный вариант статьи отставного норвежского генерала Сверре Дисена, опубликованной в декабрьском номере журнала «Экспорт вооружений» за прошлый год. Журнал издается Центром анализа стратегий и технологий и выходит с периодичностью раз в два месяца.

Автор приводимой ниже в сжатом виде публикации в период с 1 апреля 2005 года по 30 сентября 2009 года занимал должность начальника Штаба обороны Норвегии (Forsvarssjefen). Он излагает свой взгляд на перспективные способы вооруженной борьбы и соответствующие им формы военной организации с учетом специфики Североевропейского театра военных действий.

Figure 1

Сверре Дисен (Sverre Diesen), Брюссель, 14 апреля 2005 года (с) NATO Media Library



Ведение маневренной войны в XXI веке

Сверре Дисен (Sverre Diesen)

Современная западная военная мысль берет свое начало в период 70-х и 80-х годов прошлого века, который характеризовался возрождение теории военного искусства в США. Современное западное военное искусство постулирует:

–    на уровне стратегии: неизменную сущность войны как общественно-политического явления, по большей части не подверженного влиянию научно-технического прогресса

–    на уровне оперативного искусства и тактики: соответствие форм военной организации и способов ведения вооруженной борьбы общим принципам войны и достижениям военно-технического прогресса

Таким образом, развитие военной организации общества подчинено решению извечной задачи:

–    как наилучшим образом сообразовать достижения военно-технического прогресса – настоящие и будущие – с непреложными принципами ведения войны?
Решением задачи на современном этапе является творческое переосмысление теории маневренной войны (manoeuvre warfare).

Теория маневренной войны

Маневренная война предполагает охват противника с флангов и обход с нанесением удара в тыл его оперативного построения с целью отрезать часть войск противника от основных сил и тем самым принудить сдаться. Удар наносится с применением больших масс подвижных войск, при этом очаги сопротивления обходятся стороной.

Зародившись в эпоху мануфактурного производства (вторая половина XVII – первая половина XIX веков), маневренная война получила свое развитие в период машинного производства (вторая половина XIX – первая половина XX веков) и достигла апогея в годы Второй мировой войны (1939-1945).

Во второй половине XX столетия в связи с появлением ядерного оружия теория маневренной войны претерпела известные изменения и получила новый импульс развития в связи с переходом от машинного производства к автоматизированному.


Figure 2

А.И. Каллистратов, Развитие российского военного искусства // Военная мысль, 2009, №№ 2-11.

В своей новой ипостаси теория маневренной войны раскрылась на рубеже 90-х годов прошлого века в двух зеркальных концепциях – американской «воздушно-наземной операции (сражения)» (AirLand Battle) и советской «стратегической наступательной операции на театре военных действий».

В их основе лежит трехчленный конструкт «цель-метод-средство»:

–    цель: подавление воли противника к сопротивлению через перехват инициативы и лишение возможности влиять на ход событий;

–    метод: меньший по длительности, чем у противника, цикл принятия решения и более высокие, чем у противоборствующей стороны, темпы ведения боевых действий;

–    средство: общевойсковые механизированные соединения, действующие при непосредственной авиационной поддержке

На пути к новой смене парадигмы?

Очевидно, что актуальность первых двух элементов конструкта маневренной войны непреложна на всем протяжении истории военного искусства.
Что касается третьего элемента, здесь впору задаться вопросом: не придут ли – вследствие военно-технического прогресса – на смену общевойсковым механизированным соединениям иные организационные формы и именно потому, что информационные технологии, лежащие в основе современной революции в военном деле, позволяют добиться поставленной цели (первый элемент) быстрее и с использованием метода (второй элемент), сопряженного с меньшими издержками.

Внедрение перспективных информационных технологий в военную сферу в трех ключевых областях (развертывание современных систем связи и передачи данных; разработка перспективных систем анализа и распределения информации, использующих унифицированные форматы представления и средства ее обработки; формирование современной когнитивной сферы, затрагивающей вопросы реформирования и оптимизации организационных структур органов управления, обработки и анализа информации) в техническом смысле может повысить темп операций (боевых действий), сократив время отдельных фаз цикла управления (OODA loop).



Figure 3
Цикл управления (OODA loop) по Джону Бойду

Разработанная полковником ВВС США Джоном Бойдом (1927-1997) и впервые представленная им вниманию военно-научного сообщества в 1995 году теория управления войсками (силами) рассматривает четыре фазы типового цикла событий (OODA): получив задачу и данные о противнике (Observe), командир должен оценить обстановку (Orient), принять решение (Decide) и действовать в соответствии с выработанным замыслом (Act).


Figure 4

Полковник Джон Бойд (John R. Boyd), 4 марта 1974 года (с) Quantico Historic USMC Archives


В философском и практическом смысле достижение преимущества в ведении боевых действий – это возможность быть на голову выше или впереди противника и навязывать ему свою волю условия, повышая темп операций (боевых действий).


Figure 5
Возникающая асимметрия при противостоянии двух циклов Бойда приводит к «системному кризису» со стороны цикла с меньшей несущей частотой системы.

Таким образом, на современном этапе ключевым в понятии маневра становится не пространственное, а временное его измерение. При том, что на это указывал еще Наполеон двумя столетиями раньше: «Сила армии, как и импульс (количество движения) в механике, есть произведение массы на скорость» (La force d'une armée, comme la quantité de mouvement en mécanique, s'évalue par la masse multipliée par la vitesse).

Figure 6
В войнах будущего циклы Бойда сократятся до минимума — война будет вестись в режиме «реального времени». Никаких фронтов, никаких стратегических операций, хитрых маневров, никакого прорыва обороны и многодневных бомбардировок в сетецентрической войне не предвидится.


Концепция ISTAR

Четыре фазы предложенного Бойдом цикла управления могут быть условно разделены на две неравные части: первая (объединяет фазы Observe, Orient, Decide) ассоциируются со сбором, обработкой, анализом и распределением информации; вторая (заключительная «кинетическая» фаза Act) соотносится с маневром и применением средств поражения.

Большую часть XX века как российские, так и зарубежные военные специалисты занимались разработкой технических решений, связанных, в первую очередь, с «кинетической» фазой цикла Бойда. Упор делался на повышение подвижности, точности, а также огневой мощи средств вооруженной борьбы.

В начале XXI столетия развитые в военно-техническом отношении государства мира приступили к объединению в единую сеть сил и средств, задействованных в первых трех информационно-коммуникативных фазах (сбор информации, ее обработка, анализ, распределение и подготовка к принятию решения) процесса управления войска и (силами). Сетецентрический принцип организации единой разведывательно-информационной системы ISTAR (Intelligence, Surveillance, Target Acquisition and Reconnaissance) позволяет оптимизировать соответствующие фазы цикла Бойда и, следовательно, повысить скорость принятия решения и темп операций (боевых действий).

В сжатом виде концепция маневренной войны будущего может быть представлена как комбинация пространственно распределенных средств обнаружения и централизованно применяемых средств поражения.

Чтобы выиграть время, следует отказаться от прежних платформоцентрических принципов организации и ведения операций (боевых действий), обусловливающих необходимость физически перемещать тяжелые бронированные платформы на открытые огневые позиции для поражения важнейших целей противника огнем прямой наводкой в ближнем огневом бою, в пользу сетецентрических принципов, предусматривающих достижение новых боевых возможностей войск (сил), в первую очередь, за счет синергетического эффекта комплексного использования совокупности всех имеющихся боевых платформ в дальнем огневом бою.

При этом физически маневр на поле сражения (боя) будут осуществлять легкие (разведывательные) подразделения, включенные в единую пространственно распределенную сеть автоматизированных систем разведки и целеуказания ISTAR. На перемещение они затратят гораздо меньше времени, чем тяжелые (механизированные) части. Их выживаемость будет обеспечиваться не столько броневой защитой платформ, сколько рассредоточением, высокой маневренностью и скрытностью действий, широким применением малогабаритных роботизированных комплексов. Для целей самообороны они будут использовать личное стрелковое оружие, а также (в случае угрозы воздушного нападения) переносные зенитно-ракетные комплексы.

Figure 7

Военнослужащий разведывательной роты танкового батальона норвежской армии с БЛА Raven, 22 сентября 2014 года (c) Forsvarvets mediearkiv


Возможные проблемы и способы их решения

Очевидно, что подобная концепция не лишена проблем, и вот две самые острые из них.

Физическое разделение средств обнаружения и средств поражения обусловливает необходимость поддержания устойчивой связи между ними, а это, в свою очередь требует контроля электромагнитного спектра и киберпространства. Средства радиоэлектронной борьбы противника не должны поражать (подавлять) работу наших систем управления, связи и информации.

Другая проблема связана с экономической целесообразностью новых систем вооружения. К примеру, сегодня Норвегия не может себе позволить иметь высокоточный боеприпас для гарантированного поражения с первого выстрела боевой бронированной машины противника: цена единицы продукции этого вида высокоточного оружия составила бы запредельную сумму в 1 млн крон. Экономически приемлемая альтернатива в виде средств поражения с разделяющейся боевой частью может подпасть под ограничительное действие международной Конвенции о запрете кассетных боеприпасов, что требует уже политического решения.

Обе указанные проблемы, так или иначе, связаны с недостаточным уровнем военно-технического прогресса, необходимого для реализации концепции маневренной войны, основанной на принципе пространственно распределенных средств обнаружения и централизованно применяемых средств поражения. Однако современные темпы научно-технического прогресса в различных сферах человеческого знания позволяют надеяться, что в ближайшие пять-десять лет эти проблемы, с высокой степенью вероятности, будут решены.

Решение проблемы обороны для Скандинавских стран

Концепция маневренной войны, опирающейся на использование пространственно-распределенных информационно-управляющих систем ISTAR, выдающих данные целеуказания дальнобойным системам высокоточного оружия, весьма перспективна для государств с весьма протяженной территорией и разновекторными интересами в области национальной безопасности, в особенности, в условиях сокращения боевого и численного состава национальных вооруженных сил.

В частности, скандинавские государства не в состоянии обеспечить защиту всей своей территории наличным контингентом вооруженных сил традиционной структуры. Всякий маневр в угрожаемый район означает физическое перемещение сил и средств на сотни километров в считанные часы или, в крайнем случае, в течение суток в условиях ограниченной транспортной инфраструктуры, что в реальности невозможно.

Очевидным решением этой проблемы стала бы смена парадигмы военного строительства. Экономический выигрыш заключается в том, что в этом случае требуется ограниченное количество тяжелого дальнобойного вооружения, использующего данные целеуказания от легких высокоманевренных подразделений.

Figure 8

Подразделение Королевской гвардии Норвегии на учении Noble Ledger 2014, 21 сентября 2014 года (c) Forsvarvets mediearkiv

Новая концепция уже сейчас в ограниченном объеме используется в оперативных целях и отчасти продолжает испытания. Очень важно отметить, что потенциал информационных технологий не ограничивается материальной частью. Как и при предыдущей смене парадигмы военного строительства, на первый план выходит вопрос об апробации военной теории и поиска оптимальных организационных форм. В будущем Норвегия, не исключено, во взаимодействии с другими скандинавскими странами завершит концептуальную проработку новой модели, проведет серию исследовательских командно-штабных учений и практических тренировок и, наконец, полноценные войсковые учения с целью апробации этих новаторских идей.
Tags: Доктрина, Журнал "Экспорт вооружений", Маневренная война, НАТО, Норвегия, США, Стратегия, ЦАСТ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 58 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →