bmpd (bmpd) wrote,
bmpd
bmpd

Categories:

Отрывок из книги «А. Шипунов: Я был свободным человеком»







Блог bmpd представляет небезынтересный отрывок из недавно вышедшей книги Тамары Головиной и Татьяны Саклаковой «А. Шипунов: Я был свободным человеком». Фрагмент открывает некоторые подробности военно-технического сотрудничества России начала 1990-х годов, в частности, оружейных контрактов тульского ОАО «Конструкторское бюро приборостроения» (КБП). Также в отрывке ярко описаны взаимоотношениям, ныне покойного, бывшего руководителя КБП Аркадия Шипунова и Юрия Андрианова, в то время первого заместителя президента госкомпании «Спецвнештехника».

MG_9331

Юрий Андрианов и Акрадий Шипунов (с) ИА "Тульская пресса"



***

А вот в госкомпанию «Спецвнештехника», к первому заместителю ее президента Юрию Андрианову, он шел, приготовившись к бою.

«Может, «разводят» нас с этим полковником, а может, и впрямь дуролом-бюрократ. Сам все увижу, прощупаю, пойму. Но без нужного для КБП решения от этого Юрика не выйду», — решил он.
.
Его встретил поджарый энергичный человек, глянул с прищуром, оценивая посетителя. Слышал-то он о Шипунове много, знал, как уважаемо это имя в оборонке, но время было жестким, и немало именитых «столпов» подмыло, и они завалились. Встретил, тем не менее, Аркадия Георгиевича приветливо. Начал говорить о том, что оценка степени секретности разработок КБП, задачи соблюдения требований госбезопасности, а также проработка вопросов поставок в Китай лицензий на изделия предприятия требуют времени.

— Но не полгода же, — возразил Шипунов. — Китай охотно вооружается, но его собственные военные разработки пока далеки от мирового уровня. Ладно, нужно спокойно обсудить, как ускорить процесс, какие усилия мы со своей стороны должны приложить. Честно говоря, подобной работой прежде не занимались, поэтому буду просить помощи. — И перешел как-то незаметно для Андрианова на «ты». — У тебя есть что-нибудь, кроме чая?..

Юрий Михайлович направился к сейфу, где у него, помимо бумаг, на нижней полке хранилось для непредвиденных случаев горячительное. Сам он был не большим любителем употреблять, но Шипунов — Юрий Михайлович это почувствовал — не из тех людей, кому следовало отказать в просьбе «посидеть, поговорить». Андрианов нагнулся к полке, раздумывая, какой виски достать — в литровой бутылке или в той, что поменьше. Вопрос решил Шипунов. Он подошел и сам достал ту, что побольше. Юрий Михайлович не возражал, только предупредил:

— У меня лишь яблоко, кусок булки и немного чайной колбасы.

— Годится. Наливай! — Аркадий Георгиевич четко проследил за тем, как полковник разливает виски по граненым стаканам — доверху, «по маруськин поясок». Виски был хорошим, и разговор вышел неплохим, дельным. Уговорили они за ним и эту бутылку виски, и вторую из сейфа.

Но зато и договориться успели о том, как пустить по «зеленому свету» процессуальные вопросы с продажей лицензий вначале в Китай, а затем и в другие страны, о перспективах экспортных поставок изделий за рубеж. Обсудили их возможное количество, периодичность, порядок проведения платежей. За свою часть работы госкомпания получала три процента от вырученных за сделку средств, остальные — КБП.

Такой расклад Аркадию Георгиевичу понравился. С Андриановым установился добропартнерский контакт. И главное, были прорисованы перспективы совместной работы на ближайшее время. К тому же Юрий Михайлович выразил готовность помочь КБП в науке составления необходимой документации. Дело заладилось. Верстка контракта прошла успешно. Первые лицензии, приобретенные Китаем, были на производство к тому времени далеких от секретности огнеметов. Средства, вырученные от этой сделки, составили для КБП около двух миллионов долларов. Они стали кислородной маской, позволившей предприятию сделать живительный глоток для начала самостоятельной жизни. Чуть позже в Китай ушла лицензия на еще одну разработку КБП — «Краснополь». А как известно, лиха беда начало... В целом же первый контракт был заключен на гигантскую по тем временам сумму — 120 миллионов долларов.

Хотя, конечно, дался этот контракт Аркадию Георгиевичу большой кровью. Китайцы осторожничали, оттягивали подписание документов, выдвигали все новые и новые требования. А у Шипунова земля горела под ногами, нужно было срочно подпитать предприятие, чтобы оно обрело потенциал для выживания.

Вместе с Шипуновым отправился к китайским потенциальным заказчикам директор Третьего ЦНИИ МО РФ Виталий Валерьянович Панов (позже он был избран президентом РАРАН). Он поддерживал своего делового партнера и друга Аркадия Георгиевича, видя, что переговоры идут трудно, пока Аркадий Георгиевич не нашел нестандартный, основанный на понимании восточной психологии ход.

— Давайте поступим так, - предложил он Панову. — Я буду вести с китайцами переговоры, а вы достаньте блокнот и все сказанное нами фиксируйте. Молча.

— Зачем?

— Позже поймете.

На следующий день китайская сторона, наблюдая за молчаливым, но сосредоточенно стенографирующим беседу русским, начала проявлять волнение. У Шипунова спросили: «Почему он ведет записи?»

Аркадий Георгиевич, используя свое знаменитое словечко «м-да», долго смотрел на товарища и наконец произнес:
— М-да, ведь это он собирается отправить информацию о ходе наших переговоров в соответствующие органы в России. Мы тут уже долго, превысили дозволенные временные нормы, нужно отчитываться. Но дело-то в том, что после получения послания нам могут запретить вести переговоры...

Уловка сработала, контракт был подписан. Позже китайские партнеры не раз приезжали в КБП. Как-то попали в небывало холодную осень, промерзли до костей, и Аркадий Георгиевич подарил всем модные в тот период дубленки. Этот акт доброй воли сработал почище многих дипломатических и экономических преференций.

Ясное дело, пути в Китай и обратно в начале 90-х годов лежали через «Спецвнештехнику».

Сотрудничество с «Спецвнештехникой» в лице Юрия Андрианова получилось успешным. А в 1993 году произошло слияние этой структуры, «Оборонэкспорта» и Главного управления сотрудничества и кооперации (ГУС прежде курировал страны Варшавского договора) на базе внешнеэкономических объединений МВС. Андрианов в новой структуре (она получила наименование «Росвооружение») занимался, в принципе, теми же вопросами, что и прежде. Он был знаком с министрами обороны, руководителями генштабов ряда стран, с которыми Россия заключала контракты на экспортные поставки.

Аркадий Георгиевич никогда не терял налаженных важных связей. Он мог где-то проиграть в тактике, но не в стратегии. Тут у него просчетов не было. Он использовал любой шанс для вывода предприятия на новые рубежи.

В 1993 году Юрий Андрианов формирует делегацию в Аргентину. В ее составе, естественно, был Аркадий Георгиевич, но не один. В Южную Америку летели и другие туляки, два Василь Петрова - Грязев и Тихонов, а еще Вадим Сергеевич Усов.

Шипунов сдержал свое обещание, данное Усову в 1992 году: КБП поддерживало Туламашзавод заказами, плотно работало с предприятием как со смежником.

В Аргентине обсуждались вопросы поставок «Краснополя». Министр обороны этой страны проникся к россиянам доверием и уважением, им даже показали ядерный реактор. Так русским демонстрировалась открытость. Министр дал в честь известных россиян ужин, преподнес подарки. Наша делегация тоже привезла презенты, Аркадий Георгиевич и Юрий Михайлович объявили: «Мы как раз привезли вам «Краснополь». Причем такой, как вы хотите, натовского калибра 155 мм». И стали доставать из красочных коробок «боеголовки». У аргентинских генералов глаза на лоб полезли: «Как? Как можно было это протащить через границы?»

Наша делегация смех еле сдерживала. Но когда подарки были извлечены, хохотали все без исключения.

Россияне привезли трехлитровые бутылки с коньяком, сильно напоминающие ракеты и по форме, и по размерам. Забавных моментов, которые, впрочем, практически все без исключения оказывались со смыслом, приятным дополнением к основной теме поездки, было немало. Но главным всегда оставалось дело, продвижение продукции КБП на мировой рынок вооружений, нарабатывание связей, удержание лидерских позиций.

Затем Андрианов и Шипунов в составе одних и тех же делегаций объездили немало стран. Оба были довольны их союзом, который оказался не только деловым и партнерским, но и дружеским. Особенно памятными и значительными стали посещения Иордании. Андрианов, не единожды уже бывавший там, в первый приезд в эту страну Аркадия Георгиевича познакомил его с наследным принцем Абдаллой Вторым, возглавлявшим войска специального назначения. Делегацию КБП принц принял на высшем уровне, организовал тулякам экскурсии по историческим местам, небольшой отдых на Мертвом море. Абдалла Второй, поговорив с Шипуновым и оценив масштаб его личности, охотно выстроил с генеральным конструктором КБП деловые и дружеские отношения.

Контакты с Иорданией позволили осуществлять поставки продукции КБП в страну Ближнего Востока постоянно. Вскоре Абдалла Второй стал королем, в этом ранге он расширил зоны сотрудничества с Россией и даже приезжал с визитом в Тулу. Тогда он привез в подарок Аркадию Георгиевичу очень дорогой подарок — пистолет «Беретта». Но получить его Шипунов не смог, так как на оружие не были оформлены должным образом разрешительные документы. Зато контракты с КБП иорданским королем были заключены на годы.

В 1994 году в составе большой делегации и Шипунов, и Андрианов отправились в Китай. Из туляков в нее входили еще Василий Грязев, Вадим Усов, Николай Макаровец (гендиректор ГНПП «Сплав»).

Аркадий Георгиевич был благодарен Андрианову за совместную работу. Впрочем, благодарность была обоюдной. Туляки поставляли качественную продукцию, которая не имела рекламаций, а «Росвооружение» грамотно и четко в правовом плане сопровождало экспорт, не срывало сроков, помогало в налаживании деловых зарубежных контактов.

«Но самая «прорывная» наша встреча - по плодотворности заключения рабочих контрактов — была в мае-июне 1997 года, - припомнил Аркадий Георгиевич. — Юрий тогда работал первым заместителем гендиректора компании «Промэкспорт», эта фирма жила на комиссию от госзаказов. Искала их. Мыс ним проговорили перспективы заключения рабочих контрактов с Сирией. Он был хорошо знаком по прежней своей работе с начальником Генштаба этой страны. «Промэкспорт» совместно с КБП полгода вели переписку с сирийским военным ведомством по «Корнету», Андрианов и я просили военных арабской страны приехать в Тулу, посмотреть, что мы им предлагаем.

Получилось! Начальник сирийского Генштаба приехал к нам с группой специалистов на две недели. Мы расстарались, конечно, отлично поработали. В общем, все срослось, и в первой декаде июля был заключен очень выгодный для КБП, а значит и «Промэкспорта», контракт на 130 миллионов долларов. Это был настоящий прорыв! Тем более что за первым контрактом следовал второй примерно на ту же сумму.

С Юрой мы связей не прерывали даже тогда, когда КБП обрело самостоятельность, право на заключение зарубежных контрактов без посредника. Он нам продолжал помогать в ведении внешнеэкономической деятельности, в этой сфере мы поэтапно набирались опыта, осваивали новое для нас международное правовое поле. Да и сейчас с Андриановым видимся и перезваниваемся регулярно. Он с 2000 года возглавляет в Москве самый крупный в мире вертолетный завод, связан с авиацией. Кое-какие заказы мы для него выполняем. Юра — молодец, сумел завод вытащить из лежачих. В семь раз улучшил показатели: и по зарплате, и по объемам производства.

Да, недаром я всегда считал и считаю: главное — найти человека. Кстати, многие тульские директора к Андрианову относятся с уважением за поддержку в девяностые. А я рад его производственным успехам. Позвоню ему вечером, есть о чем поговорить. Вспомним, как КБП самостоятельность отвоевало, расскажу о том, как меня хотят «уйти». Может, он по своим каналам что-то узнает...»
***
Tags: Андрианов, Иордания, КБП, Китай, Россия, Сирия, Шипунов, военно-техническое сотрудничество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments