?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
За динамичное сотрудничество
bmpd
A02_30_5-557x600


Фото (c) Payamekhoy.blogfa.com


Что мешает России повторить историю успеха «БраМоса» и нарастить объемы оборонного экспорта в Индию? Самое большое препятствие – российская бюрократия, которую отличают убийственная медлительность, произвол в принятии решений, высокомерие и небрежение, в большинстве случаев, сервисным обслуживанием поставленной продукции.


В ходе недавнего однодневного визита в Дели президента России Владимира Путина премьер-министр Индии Нарендра Моди заявил, что Россия останется крупнейшим партнером Индии в оборонной сфере. Президент Путин не скупился на обещания в поддержку осуществляемой индийским военным ведомством кампании по локализации производства вооружения (Make in India). Он предложил производить в Индии военные и гражданские вертолеты и принял предложение премьера Моди развернуть производство запасных частей и агрегатов в рамках сервисного обслуживания (product support) для российских систем, эксплуатируемых вооруженными силами Индии. По умолчанию подразумевалось и принятие на себя Россией обязательств по реальному трансферту технологий и партнерству, а не просто по передаче индийской стороне ноу-хау промышленной сборки.

Однако, с учетом того, что единственным примером успешного партнерства в оборонно-промышленном секторе до настоящего времени остается совместное индийско-российское предприятие по производству крылатой ракеты BrahMos, образованное в 1998 году, а более похвастать нечем, возникает вопрос, а сможет ли президент Путин сдержать свое слово и выполнить обещанное? При этом никто не ставит под сомнение, что Путин является сильным и решительным лидером, что он верен своему слову, что он ценит дружбу с Индией, особенно в период обострения отношений с США и Западом в целом в связи с кризисом на Украине.

Президент Путин консолидировал осколки оборонно-промышленного комплекса бывшего Советского Союза и в 2000 году своим указом создал «Рособоронэкспорт», призванный стать службой «единого окна» в рассмотрении обращений инозаказчиков на предмет приобретения российских систем вооружения. В тот период российские фирмы-изготовители финальных изделий (Original Equipment Manufacturers, OEMs) мало, что понимали в глобальном маркетинге, поэтому укомплектованный англоговорящими сотрудниками и имеющий свои представительства в странах, представляющих целевой сегмент рынка, «Рособоронэкспорт» был действительно необходим как посредник в вопросах военно-технического сотрудничества. Согласно статистическим данным за 2011 год, Россия реализовала через «Рособоронэкспорт» вооружения на 10,7 млрд долл. США и стала вторым крупнейшим экспортером оружия в мире.

Путин также понимает, что Индия – лакомый для России сегмент мирового рынка вооружения и останется таковым, при условии что изменит свой нынешний статус поставщика на партнера. Он понимает, что российский оборонный экспорт в Индию в связи с этим несет потери. Сегодня Россия сталкивается со самой жесткой за всю историю военно-технического сотрудничества с Индией конкуренцией со стороны оборонной промышленности Израиля, которая обыгрывает российскую по двум параметрам: скорость принятия решения и сервисное обслуживание поставленных изделий.

Угроза до российской оборонной промышленности со стороны стран Запада была всегда скорее виртуальной, нежели реальной. Поскольку ультрасовременные, исполненные на высочайшем технологическом уровне западные системы вооружения – весьма дорогое удовольствие. И, кроме того, вероятность передачи Западом технологии их производства крайне мала, если только Индия не пойдет на существенное увеличение прямых иностранных инвестиций (Foreign Direct Investment, FDI) в оборонном секторе и ослабление контроля над местной оборонной промышленностью, к чему в настоящее время страна не готова.

С США – совсем другая история. С учетом своих международных обязательств и лидерства в вопросе установления различных ограничительных режимов, американцы сами наложили на себя известные ограничения по экспорту технологий. Кроме того, как известно, США не замечены в установлении равноправного партнерства и хотят иметь союзников, чья внешняя политика будет полностью починена национальным интересам США. Индия на это пойти не может.

Так что же мешает России повторить историю успеха «БраМоса» и нарастить объемы оборонного экспорта в Индию? Самое большое препятствие – российская бюрократия, которую отличают убийственная медлительность, произвол в принятии решений, высокомерие и небрежение, в большинстве случаев, сервисным обслуживанием поставленной продукции. По крайней мере, так считают должностные лица в Индии, включая представителей военного ведомства. И что примечательно, подобные суждения я слышал и от русских, с которыми встречался на различных международных оружейных выставках и авиационных салонах.

Помнится, в декабре 2008 году тогдашний начальник штаба ВМС Индии адмирал Суриш Мехта (Sureesh Мехта), будучи крайне разочарованным задержкой в поставке авианосца «Адмирал Горшков» и ростом стоимости ремонта и модернизационных работ, заявил журналистам, что Индия не должна «складывать все свои (оборонные) яйца в российскую корзину». Десятилетием ранее, в 1999 году, в ходе Каргильского конфликта с Пакистаном чиновники минобороны Индии колесили по всему белому свету с чемоданами, полными долларов, в поисках крайне необходимых на тот момент запасных частей и агрегатов для российских систем, состоящих на вооружении индийской армии, поскольку российская бюрократия не смогла удовлетворить экстренные потребности индийской стороны.

«Рособоронэкспорт», в монопольном ведении которого находятся вопросы экспорта специмущества, оказался на поверку лицом этого российского бюрократического монстра. Поспешу, однако, добавить от себя, что не всё в деятельности «Рособоронэкспорта» является неправильным, но компания просто не поспевает за временем. Например, Индии сегодня требуется гораздо больше, чем просто поставка вооружения; нужно послепродажное обслуживание, доработка и модернизация ранее поставленной техники. Необходим уже другой уровень взаимоотношений – не как с заказчиком, а как с соисполнителем разрабатываемых и изготавливаемых изделий; взаимоотношений, в основе которых лежит партнерство.

Вот вам пример того, как Израиль обыгрывает Россию в тех сделках, которые отдаются на исполнение «Рособоронэкспорту». Недавно в Управление оборонных исследований и разработок министерства обороны Индии (Defence Research and Development Organization, DRDO) были приглашены представители российских и израильских фирм. В отличие от российского представителя, представитель Израиля был лучше осведомлен в технических и маркетинговых вопросах, и главное, был уполномочен на месте принимать решения от имени своего принципала. Вот так, в последний момент израильтяне «обошли на вороных» россиян.

В соответствии с установленным российским законодательством порядком рассмотрения обращений инозаказчиков, изготовитель не вправе даже сделать технико-коммерческое предложение в ответ на соответствующий запрос от потенциального покупателя. После того, как инозаказчик направит соответствующее обращение российской стороне, «Рособоронэкспорт» либо сделает запрос исполнителю по своему выбору, либо свяжется с исполнителем, указанным инозаказчиком в своем обращении, либо с конкретным изготовителем, выбранным заказчиком. «Рособоронэкспорт» может даже выйти напрямую на конкретное серийное предприятие, минуя управленческие структуры головной фирмы. Понятное дело, для этого требуется известное время.

Возьмем, к примеру, сервисное обслуживание, оказываемое «Рособоронэкспортом» при заключении прямого договора с соответствующим предприятием. Пока обращение инозаказчика гуляет по тем же инстанциям, предприятие-изготовитель обречено на роль беспомощного наблюдателя. Деловые отношения между «Рособоронэкспортом» и предприятием-изготовителем поставляемого изделия только выиграли, если бы заказчик мог контрактовать продукцию напрямую у промышленности, минуя госпосредника. Для инозаказчика это стало бы оптимальным вариантом. Это сэкономило бы не только время, но и, возможно, даже деньги.

При том, что цены на экспортную продукцию устанавливает Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС), находящаяся в подчинении президента России, комиссионные «Рособоронэкспорта» как госпосредника в них учтены. Принимая во внимание, что численность сотрудников, работающих в системе «Рособоронэкспорта» разрослась до 900 тыс. человек, закладываемая им в контракты маржа должна быть внушительной. Не исключено, что если бы заказчик имел возможность выбора между «Рособоронэкспортом» и промышленностью, во втором случае он получил бы на выходе меньшую цену на контрактуемое изделие и более качественное его послепродажное облуживание.

С учетом сказанного следует отдать должное Путину за то, что он выборочно разрешил ряду предприятий-изготовителей конечной продукции напрямую вести дела с отдельными инозаказчиками. Например, индийская фирма BrahMos Aerospace на основании специального указа Президента Российской Федерации наделена правом напрямую обращаться к своему российскому партнеру ОАО «Военно-промышленная корпорация «Научно-производственное объединение машиностроения». Более того, крупным корпорациям, вроде ОАК, разрешено также напрямую вести дела с инозаказчиками по вопросам, касающимся поставок запчастей, ремонта и модернизации спецтехники или даже комплектных поставок гражданской техники, например, самолетов. Однако многие другие аспекты их деятельности еще ожидают своего решения.

Исключение, вероятно, могло бы быть сделано президентом Путиным в случае Индии, где он много чего наобещал. Следует разрешить участие в переговорах с индийской стороной и заключении контракта не только госпосреднику в лице «Рособоронэкспорта», но и представителям российской промышленности. В то время, как малые предприятия российской «оборонки», не имеющие своих представительств в Индии, могут по-прежнему полагаться на «Рособоронэкспорт», крупным корпорациям вполне позволительно иметь дело непосредственно с заказчиком. Это привнесет здоровую конкурентную среду в деятельность «Рособоронэкспорта» и сподвигнет его на совершенствование навыков в области международного маркетинга и соблюдение контрольных сроков. Индия, в свою очередь, сможет рассчитывать на более качественное, своевременное и гарантированное сервисное обслуживание поставляемых изделий.

И это еще не всё. Подлинная передача технологий произойдет быстрее. Согласно установленному порядку, после получения от инозаказчика соответствующего обращения «Рособоронэкспорт» согласовывает его с изготовителем конечного изделия и вносит перечень запрашиваемых технологий в паспорт экспортного облика изделия (Export Passport), который затем направляется в министерство обороны и иные федеральные ведомства на согласование и расценку. Выход на прямой контакт с «финальщиками», там, где это представляется возможным, дает выигрыш обеим сторонам – российской и индийской – как в предметной области технологического трансферта, так и в плане временных и стоимостных параметров сделки. Возможно, премьеру Моди удастся довести это до сведения российского лидера.

Оригинал публикации: Sawhney Pravin, For a fast-paced collaboration // The Pioneer, 18 December 2014.

Перевод: Центр АСТ


  • 1
"Принимая во внимание, что численность сотрудников, работающих в системе «Рособоронэкспорта» разрослась до 900 тыс. человек,..." - Что, серьезно? Каждый 160-й житель страны работает в государственной компании-посреднике по ВТС?

Edited at 2014-12-22 01:31 pm (UTC)

Может это численность с предприятиями-изготовителями.

(Deleted comment)
Самое большое препятствие – российская бюрократия, которую отличают убийственная медлительность, произвол в принятии решений, высокомерие и небрежение, в большинстве случаев, сервисным обслуживанием поставленной продукции.

Это кстати не только проблема рособоронэкспорта но и предприятий. Как то срочная рекламация из индия месяц по заводу ходила до конечного исполнителя, и это только внутри предприятия!!! Согласование изменения документации может длиться месяцами. Надо полностью переделывать службы отвечающие за внешние сношения причём как в рособоронэкспорте так и на предприятиях изготовителях.

(Deleted comment)
Бумажками затрем (с) тьфу......

Читать надо было внимательнее.

Куйда написана©

То есть то, что индусы годами пишут ТЗ на программы - это нормально. А когда по случаю "небольшой победоносной войны" им внезапно потребовалось запчастей на миллиард, причем 80% из них - на снятое с производства - тут значит русский Иван извернись и роди им железки по наличию на складе, и чтоб текущего года производства.

В общем ниочем статья, кроме очередной констатации, что по уровню врожденного распиздяйства (извините мне этот экспрессивный термин) что русские, что индусы - на одной планке.

Проблема затёртая до дыр.

Нахрена тогда Рособоронэкспорт создавать было.

Чтобы пилить денежки

Забавно читать.
К данному опусу применима пословица "В чужом глазу соринку видим, в своем бревно не замечаем".
Можно напомнить про программу MMRCA и что из нее получается - уже сколько, 6 лет тянут резину? Или HAL Tejas уже более двадцати (!) лет не могут допилить, постоянно меняя ТТЗ.
Про обслуживание тоже забавно. Индусы умудрились угробить пол парка своих МиГ-21 - ни одна другая страна эксплуатант не имела таких проблем с МиГ-21.
С их Су-30МКИ сплошные проблемы, но что-то алжирские МКА, малазийский МКМ и российские СМ проблем не имеют и летают нормально, хотя делала их одна и та же контора.
Производство электроники для Су-30МКИ они тоже полностью локализировать не смогли...
Эпопею с котлотурбинной установкой Горшкова и облицовкой тоже можно вспомнить.

Этот список можно продолжать и продолжать.

Безусловно, бюрократическая машина России - это тот еще монстр. Но не индусам ее критиковать, когда у самих похуже будет.

Они покупатели, могут себе позволить изгаляться. Наших при таком подходе просто те же евреи.

Как не стыдно!!!!Да мы самые лутшие,у нас всё самоё пердовое!!!Наши чиновники самые чесные и безкорысные .Какой паклёп на нашу власть,жить не хочется!!! А надо....

Что в тебе стабильно - так это стремление продемонстрировать окружающим свой идиотизм.

Прочитал по диагонали.

И вот не согласен. Фейлят предприятия, а не рособорон имхо.
Да, в конечном итоге виноваты управленцы, но управленцы на уровне холдингов и предприятий.

Вот что, рособорон виноват в срыве сроков или в том, что предприятия работают под заказ?

Рособорон, может, и не сильно полезен, и где-то добавляет бюрократии, но основной фейл уж точно не в нем.

Мессидж индийского автора можно резюмировать, слегка сократив последний абзац, следующими словами: "Технологии, быстро!". На такую заявку хочется ответить так же кратко, НО вежливо. Я не знаю, как это можно было бы сделать; Рособоронэкспорт, видимо, тоже. Поэтому отвечает вежливо, НО медленно. Так же медленно, как, к примеру, французы в течении длящихся уже два года переговорах по Рафалям.
Индийцы хотели бы под разными вышеописанными поводами убрать "«Рособоронэкспорт», в монопольном ведении которого находятся вопросы экспорта специмущества..." как медиатора между разработчиком/изготовителем с его технологиями и покупателем. Цель их, в принципе, такая же как у китайцев - поиметь разработчика, только законно, так сказать.

У меня такое же впечатление сложилось. Индусам не нравится то, что ручкам загребущим свободы не дают, и под обоснование снятия "несправедливых" ограничений они будут за уши тащить всё уместные и неуместные примеры.

(Deleted comment)
(Deleted comment)
(Deleted comment)
Думаю, что о желании индусов поиметь всё, сразу и за копейку "верхи" осведомлены.

(Deleted comment)
Говорят в Индии бюрократия не хуже нашей...

Рособоронэкспорт, раньше было Росвооружение. В нашем КБ их росворами называли. Тупо получали процент с наших контрактов ничего особо не делая.

Это стандартная история про "жуликов и воров", рассказывается каждым с придыханием - это ж какие деньги и не в наш карман!

Далёк от того чтобы считать их деятельность идеальной, но таких вот желающих всё "без посредников" толкнуть сейчас и налево надо в узде держать.

  • 1